#аналитика Сельский туризм: об опыте и новом заработке в деревенской глуши (фото)

Школа, почта, медпункт – список мест, где едва трудоустроится сельский житель. Разрушение посёлков и отток населения в города, для оставшихся в деревне, настоящая трагедия. Попытки изменить положение дел предприняли в Полесском районе. Там население организовали и вовлекли в проекты «Вода, природа и люди в исчезающем ландшафте» и «Искры надежд для российских деревень» (программы предоставляют гранты от 80 до 250 тыс. руб. на развитие сельского туризма – Прим. ред.) О том, как натуральные продукты набирают популярность, а городские жители потянулись к природе – коровам, козам, хохлатым уткам, кроликам и цесаркам – рассказывают владельцы хуторов, туроператоры и органы власти.  

img_0924

Полесский район — есть, что показать, есть на что посмотреть…

Сельский туризм – это форма малого семейного бизнеса, который направлен на производство в домашних условиях экологически чистых продуктов, возможности оставить гостей на ночлег и предложить им варианты досуга (баня, рыбалка, катание на лошадях, обед/ ужин и мн. др. – Прим. ред.) Агро- и экотуризм пришёл к нам из Европы. В 80-е годы в цивилизованных странах (Франция, Италия, Голландия, Швеция), произошёл аграрный кризис, а сельское население стало массово переезжать в города. Государственная политика стала преследовать цель остановить вымирание сельских районов: сохранить культурное наследие, самобытность и дать современным крестьянам возможность работать. Для реализации поставленных задач заграницей организовали людей, написали соответствующее законодательство и наладили господдержу (налоговые льготы, дотации, реклама усадеб/ охотничьих домов и т.д.) Отметим сразу, что в российских условиях такой поддержки не существует, но, как и много лет назад европейцы начинали «снизу».

Поддержка  

Российский рынок сельского туризма находится на самом начальном этапе своего развития, но при этом обладает серьёзным потенциалом: реки, озёра, леса, природные заказники и мн. др. Так, интерес к сельскому туризму сегодня проявляют около 2% россиян, а иностранные туристы – 30%. При этом на федеральном (ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы и на период 2020 года) и региональном уровне («Социально-экономическое развитие Калининградской области до 2020 года») отсутствуют упоминания о развитии самой отрасли: нет налоговых льгот, стандартов и правил для ведения подобного бизнеса.

В 2000 году «О туристической деятельности в Калининградской области» пытались узаконить понятие «экологический» и «сельский туризм», а также в ст. 16 ввести 50% налоговых льгот для владельцев гостиниц на селе, объектов общепита и развлечений; и ст. 17 – предусматривала льготы туроператорам, занимающимся  оказанием услуг в сельской местности (позже данные статьи отменили – Прим. ред.)  Помимо прочего в теме агротуризма отсутствует и финансовая поддержка со стороны государства. – Напрямую нет субсидий, я скажу так, непосредственно на поддержку агротуризма в России и Калининградской области их нет, – ответил по телефону заместитель министра по туризму Калининградской области Сергей Кузнецов.

Отметим, что в правительстве области также отсутствует и понимание того, какое ведомство должно курировать поддержку сельского туризма (Минтуризм, Минсельхоз, Минпромторг и пр.) Единственная помощь, которую готов оказать Минтуризм заключается в   субсидировании 95% понесённых затрат на классификацию средств размещения в     новой гостинице. Вместе с тем, как сообщили в министерстве в рамках Госпрограммы Калининградской области №993 «Туризм» от 24.12.2013 г. чиновники включились в реализацию проекта «Общенациональная система подготовки и повышения  квалификации специалистов индустрии туризма». В 2015 году за счёт средств федерального бюджета на курсы повышения квалификации направили 58 специалистов (от линейного персонала до руководителей). В 2016 году подобных заявок на обучение стало более 480 человек. Как утверждают в министерстве, активность со стороны представителей сельского туризма совсем невысокая, а сама структура проводит разъяснительную и информационную работу.

– Министерство сельского хозяйства по своей сути поддерживает только тех, кто занимается сельхозпроизводством. Туризмом, агротуризмом у нас занимается Министерство по туризму, – демонстрирует разногласия в теме ведущий консультант отдела по развитию агропромышленного комплекса Минсельхоза Калининградской области Елена Доманская. – Оказанием услуг сельского туризма фермеры могут заниматься дополнительно, вкладывая средства, которые они зарабатывают, только так. Если мы говорим о предпринимателе, который имеют ночлег, например, люди к нему приехали в деревню, посмотрели корову, пошли в сад, пожалуйста, мы только рады  этому, если он найдёт возможность дополнительного заработка, – пояснила специалист.

Поддержку на развитие экотуризма предлагают поискать в региональном Фонде поддержки предпринимательства и Фонде микрофинансирования (до 1 млн руб. под 10% годовых – прим. ред.), а также Министерстве по промышленной политике, развитию предпринимательства и торговли Калининградской области (от 1,5 до 7 млн  руб. на различные цели – Прим. ред.), однако, как сообщили в данных структурах, проекты на рассмотрение по сельскому туризму за все годы к ним не поступали.

Несмотря на всё вышеперечисленное, одной из главных задач для развития экологического туризма является информирование и тесная работа «в низах» с инициативными  жителями. Таким опытом готова поделиться лишь одна районная администрация в области.

Полесск туристический

– Сейчас появился новый проект, – рассказывает главный специалист отдела по делам молодёжи, спорта, туризма и культуры администрации «Полесского муниципального района» Елена Иванова. – Мы сотрудничаем с ЭкоЦентром «Заповедники» (г. Москва) – это наши партнёры совместно с Европейским союзом, мы подписали на реализацию проект «Искры надежд для российских деревень». Он с 2014 года в августе подходит к своему логическому завершению. Целью этого проекта было создание территориально-общественных самоуправлений, – говорит она.Международные проекты в регионе стали главным инструментом подготовки кадров и надеждой развития сельского туризма. Проект «Вода, природа и люди в исчезающем ландшафте. Развитие устойчивого сельского туризма в России и Белоруссии» в  Полесском районе осуществлялся при финансовой поддержке Европейского союза. С  2012 по 2014 год в нём было разыграно 15 грантов на общую сумму 3 млн руб. (бюджет одного проекта составлял до 250 тыс. руб. – прим. ред.). Благодаря программе район обзавёлся туристической навигацией, адресом в интернете и стал родоначальником появления сельских усадеб «Долина озёр», «Красная мельница», «Гильге», агротуристических ферм «Пони-кони», «Козий двор», базы отдыха «Особенности полесской рыбалки», экологических троп «В гости к Лешему»,  «Сквозь листву», музея «Старая немецкая школа Вальдвинкель» и мн. др.

Именно создание «ТОСов», которые предусматривает ст. 27 №131 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления», стали главной формой организации граждан в сельской местности.

– Это сейчас очень модная тема. Люди самоорганизовываются, – добавляет начальник отдела по делам молодёжи, спорта, туризма и культуры администрации «Полесского муниципального района» Дарья Куцая. – Закрепляются на определённой территории, на которой они проживают и следят за порядком. Например, в посёлке Заливино проект «Чистый берег», жители посёлка окружены водой, выхода к ней нет, чтобы отдохнуть, позагорать, всё заросло. Они решили сделать зону отдыха, собрались на общественных началах, написали проект, нас поддержали, выделились на это деньги. Нужно было оформить заявку, обосновать её, написать смету. «Искры надежд для российских деревень» в общем объёме предоставили нам 3 млн рублей. «Чистый берег» получил 87 тыс. руб. (обязательно софинансирование – 30% – прим. ред.), некоторые 100 тыс. руб., получили, но не больше 110 тыс. руб., – добавляет она.

Работа ЭкоЦентра «Заповедники» и администрации «Полесского муниципального района» с населением  позволили воплотить сельскую мечту в жизнь. О предыстории и желании заниматься сельским туризмом рассказал нам участник проекта «Искры     надежд для российских деревень» и владелец агротуристической фермы «Пони-кони» в посёлке Беломорское, Вадим Лавриченко:

%d0%b2%d0%b0%d0%b4%d0%b8%d0%bc-%d0%bb%d0%b0%d0%b2%d1%80%d0%b8%d1%87%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be

– Первым делом необходимо организовать сельское население, чтобы они занимались делом, – объясняет он. – Раньше в посёлке очаг культуры, какой был, главный,  школа, а сейчас и этого нет, никакой инфраструктуры, просто хутора, пьяное население и дети, которые ничего не видят, – делится он. – В 2002 году была идея заниматься сельским туризмом. Я поездил по Европе, был в Голландии, Польше, Швеции, Белоруссии по проекту «Вода, природа и люди в исчезающем ландшафте». В том году мы даже создали собственную ассоциацию (опыт Польши, Литвы, Белоруссии показал, что создание ассоциаций на ранней стадии существенно ускоряет процесс развития сельского туризма и продвигает льготные правовые условия – прим. ред.). У нас даже был свой фонд, но руководитель проекта скончалась, проект загнулся, – рассказывает Вадим Лавриченко. – Была инициативная группа, нас пригласила администрация, мы взяли людей, которым интересен сельский туризм, мы провели семинар, и потекла работа: сначала люди учились писать проекты, потом, когда люди научились писать, они поехали по городам и весям, что называется. Поехали в ряд усадеб на территории Калининградской области, а потом заграницу в Германию, Голландию, Белоруссию, Литву. И мы везде в этом участвовали. Цель первого проекта была создать инфраструктуру, цель второго проекта – создание «ТОСов», чтобы люди на этих объектах себя задействовали, проводили мастер-классы по сыроварению, по гончарному искусству, создание кукол из сена, были гидами. Мы должны в непростое время дать заработать на объекте копейку нашим соседям, чтобы никто не оставался безучастным, поэтому мы живём со всеми дружно, – объяснил он.

– Контактный зоопарк, – рассказывает владелец фермы. – Мы начали это показывать, люди получают эмоции, дети тетёшкаются с кроликами маленькими,   трогают руками первое яйцо: «мама, посмотри, оно ещё тёплое, оно настоящее». Мы им рассказываем, что такое хлев, где живёт свинья со своим выводком, как это всё растёт, самый лучший урок по естествознанию! Мы им ещё дипломы и грамоты вручаем. Приезжают и ветераны – ностальгируют: «у моей бабушки была коза, я тоже доить умею». Они вкушают запахи навоза, такого в городе не найдёшь, им нравится, – делится Лавриченко.  Агротуристическая ферма «Кони-пони» появилась в 2007 году и начиналась с покупки пары лошадей, теперь их 24 (ганноверские, тракененские и проч.). В дальнейшем в хозяйстве появилась своя лама, пони, овцы, хохлатые утки, индюки, цесарки, куры (орловские, гамбурские, ситцевые и др.) и кролики (калифорнийский, бабочка, бельгийский фландер и т.д.).

За два года агротуристическую ферму посетило порядка 3 тыс. туристов. В сезон с мая по октябрь месяц двор посещают по 100 человек в день.

– Чтобы держаться на плаву, – продолжает фермер, – мы вынуждены заниматься производством: основное, мы занимаемся свиноводством – у нас десять свиноматок, туризм это не наша основная цель и не наша главная задача, это совсем небольшое дополнение для души. У нас есть натурпродукт свой – куриное яйцо, постоянно, мы продаём; яйца цесарок – королевский омлет из козьего молока и яйца цесарок ели? Крольчатина –  это на заказ, сезон забоя индюков наступает, вот, вам рождественская индюшка, можно заказать баранину, свинину, мы копчёности делаем сами – это в основном в осеннее время; козье молоко, коровье всё это мы продаём.

Контактный зоопарк требует 60 тонн кормов, на что уходит порядка 240 тыс. руб. Покататься на лошадях сюда едут из Черняховска, Гусева, Краснознаменска, услуга для детей обходится в 100 руб., взрослых – 150 руб.

Подъезд к усадьбе – шесть километров от города Полесск – действительно не самый лучший (гравийная дорога), нет возможности и оставить гостей на ночлег, но, в перспективе, идёт разговор и об этом. По гранту «Искры надежд для российских деревень» Вадим Лавриченко планирует возвести крытую беседку для приёма туристов,   а в разговоре о том, чтобы взять гранты со стороны регионального Минсельхоза по программе «Начинающий фермер» 1,5 млн руб. и «Развитие семейных и животноводческих ферм» 21,6 млн руб. относится скептически. По его словам министерство делает ставки на крупных товаропроизводителей, а мелкие фермы поддерживать не желает, к тому же есть обязательства: содержать большое количество земель, если, нет – штрафы. – Мы говорим, что надо развивать туризм, а, вот, инфраструктуру поддерживать наша администрация не имеет возможности, – обмолвился фермер. – Вот мы развиваем агротуризм так, зарабатываем на этом деньги и не являемся обузой никому, – завершает владелец.

Музей в деревне

Одной из интересных форм сельского туризма по программе «Искры надежд для российских деревень» стал проект реконструкции немецкой школы «Вальдвинкель» в посёлке Ильичёво Полесского района. О создании частного музея рассказала его владелица Инесса Наталич:

%d0%b8%d0%bd%d0%b5%d1%81%d1%81%d0%b0-%d0%bd%d0%b0%d1%82%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d1%87

– Здание школы было построено в 1890 году, – делится она. – Как немецкая школа до 1945 года существовала, потом она стала русской для советских детей. С 1946 по 1977 году. Тринадцать лет она стояла пустая за это время её разграбили, вот, моя мама (показывает фото на        стене – прим. ред.), которая преподавала немецкий язык, когда школа была ещё русской. В 1990-х годах наша область стала открыта для посещения немцев, и они стали  к нам приезжать, искать школу, где они раньше учились. В это время мы делали ремонт и так познакомились. Мы с ними поддерживали связь с бывшими учениками школы, переписка была. Четырнадцать раз они к нам приезжали. Мы когда чистили колодец, нашли колокольчик от этой школы, автобус приехал, вот, они были рады, когда его увидели! Вся информация от них, вот, они мне везут, – показывает тетради.

Владелец музея и по совместительству экскурсовод проводит уроки с экотуристами, погружая их в атмосферу былых времён: парты, тетради, грифеля, деревянная обувь, как обучали детей, что учили и как наказывали – обо всём этом ежедневно рассказывает Инесса Наталич.

             – Первые три года я бесплатно работала, кто кинет, не кинет денежку, – указывает она на благотворительный почтовый ящик. – Сейчас поток большой увеличился. В прошлом году зарегистрировала музей, ввела плату, теперь можно работать по перечислению. За этот год за шесть месяцев прошло 6 тыс. человек,  – отметила гид. Отметим, что по статистической информации специалистов отдела по делам молодёжи, спорта, туризма и культуры администрации «Полесского муниципального района» в   2015 году агротуристические фермы, усадьбы, базы отдыха и музеи муниципалитета посетили более 22 тыс. туристов.

Туроператор и рынок

Одной из важных составляющих развития сельского туристического бизнеса является реклама и доставка городских жителей на место досуга. Появление усадеб и различных зон отдыха в регионе приводит к появлению нового сектора экономики – внутренних туроператоров, которые развивают событийный туризм.

%d0%bd%d0%b0%d0%b4%d0%b8%d1%8f-%d0%b8%d1%81%d1%8b%d0%bf%d0%be%d0%b2%d0%b0

– Нам исполнилось два года, – рассказывает   руководитель турфирмы «Хобби-тур» Надия Исыпова, – мы начинали с собственной инициативы, никакой поддержки нам не оказывал. Была идея. Есть у меня коллега Виктория Корнева (в июне 2016 году победили с проектом «Народный экскурсовод» и стали Лауреатами премии «Гражданская инициатива» Алексея Кудрина в номинации «Духовное наследие» – прим. ред.), которая работала в Полесске. И, говорю, давай создадим такую структуру, причём, она не должна быть: посмотрите налево, посмотрите направо, тут всё разрушено, как жаль, что все умерли и т.д. Давай делать интересное увлекательное путешествие! Если Виштынецкое озеро в Нестеровском районе ещё      кого-то интересовало, город Гусев немного, то на Полесский район не шёл вообще никто. В 2014 году появились европейские гранты, начали строить усадьбы. Мы делали это в ущерб своим деньгам, своему времени. Всё лето мы ездили в ноль. Набрали группу пенсионеров, был минус, минус, потом ноль, и мы боялись ценовой политики, боялись увеличить цену, дорога дальняя. Мы искали совета, когда нашли, нам сказали: вы занялись тем, чем нужно, но дайте больше услуг и мы стали хорошо кормить, – повествует она. –  Теперь турист садится к нам в автобус, возвращается вечером и у     него инфаркт миокарда потому, что он получает такое количество информации, – делится Надия Исыпова.

Поток городских туристов в посёлки и хутора медленно пополняет бюджеты фермеров, стимулируя их на развитие сельских усадеб и общепита.

– Мы «раскрутили» полесский рыбный магазин 100%. Балтика. Рыбный край!    Там свежая, копчёная рыба, владельцы открыли кулинарию, а сейчас открыли кафе. Каждый раз мы завозим туда по 40-45 туристов, они рассказывают про этот волшебный магазин, – продолжает руководитель «Хобби-тур». – Для того, чтобы разработать маршрут мы пятьдесят раз проверяем его сами: где мы будем, что мы будем есть, как нас примут, то есть садимся в маленькую машинку и едем по области, ищем интересные места, знакомимся, договариваемся. Многие сомневались, ни раз к ним приходилось стучаться: «нам это не выгодно, не интересно, стоянки на два часа». Теперь они говорят, вы там, это, не вздумайте сменить маршрут, – улыбается она.

Рекламой для экотуристов в целом служит сарафанное радио и группы в социальных сетях.

– Привлечение новых клиентов самое непростое занятие, – объясняет Исыпова. – По 40 человек в автобусе едет – это хорошо. Всё зависит от погоды, мы не рейсовые автобусы. Наши туры пользуются большим спросом у калининградцев – они наши туристы, в семью из России приезжают гости и они их «сплавляют» нам, – заверяет она.

Всего в регионе официально зарегистрировано 220 турфирм, однако событийным туризмом (не более 24 часов – прим. ред.) по хуторам и сёлам занимаются первопроходцы из «Хобби-тур». Основные направлениями пока являются – город Славск (Свято-Елисаветинский женский монастырь), Полесск – школа «Вальдвинкель», озеро Виштынец и др. Цена экскурсии составляет 1950 руб. на весь день. За советом как развивать внутренний туризм к компании и владельцам некоторых усадеб обращался министр по туризму региона Андрей Ермак. Поступают предложения развивать маршруты в г. Пионерский, Железнодорожные и др., однако многое упирается в инфраструктуру.

По некоторым оценкам (точной статистики никто не приводит – прим. ред.) в области расположено 121 объект сельского туризма, однако многие из участников рынка стараются не афишировать предпринимательскую деятельность и оставаться в тени.

Причины «тормоза» индустрии «в низах» пока те же – недостаток информации, а с ней отсутствие инициативы и опыта.

Текст, фото – Дмитрий Сабирин

#опрос 25 лет спустя | Граждане в рассказах о том, что было раньше и как изменились люди

Двадцать пять лет культ денег и материальных ценностей проникал в российское общество. Позади – история дедов, ещё рядом – память родителей, впереди – путь их детей. О том, почему молодое поколение сегодня, в целом, лениво, как происходило переформатирование людей, и какие выводы они сделали сегодня в опросе газеты «Голос народа России».       

Сумина Софья, 79 лет, пенсионер, п. Большие Бережки, Славский р-он

circle-1

Корр.:  – Вы прожили почти восемь десятков лет: менялось государство, власть, технологии,  вспомните, на ваш взгляд, как изменились люди вокруг?

– Сейчас всё есть – денег нет. Не работаешь – не работай. Свобода. От кого это зависит? Наверное, от человека зависит, такого мнения я. Как можно людей сравнить? Есть заботливые. Кто виноват? Не знаю, кто. Или воспитание, или время такое, но, я думаю, время одно и тоже – работать надо, надо думать о себе, надо, чтобы было поесть, обуться, а не ходить бомжевать. Я не хочу говорить за других детей, не имею права, я за своих говорю. Мои дети – это была молодёжь: три девки и старший сын, скоро ему на пенсию – 59 лет. Одной дочери – 50 лет, второй – 55 лет, третье – 57 лет. У детей дети, и у детей дети. У меня пять правнуков. Мои дети ни разу на бирже труда не стояли. Почему? Потому, что хотят работать и думают об этом, чтобы безработным не быть. А другие – пошёл, заработал 100 руб. и пропил.

– Крепкие семьи?

– Никто не разводился. Раньше позорно было. Сейчас? Наверное, время такое. Кто кого разводит? Сами сходитесь по любви, ребёнок появился –  разошлись. Как будто игрушки им всё. Это ж ребёнок! Серьёзности нет. Потому что работать не хотят. Поколение очень ленивое. Особенно сейчас. У сына сын работает в городе, тоже начинает филонить. Не похож на отца, а ему уже больше двадцати лет.

– В колхозах люди трудились, труднее ли было… 

Я работала на покрытии на свинарнике (с 1965 года – прим. ред.). Пошла на пенсию в 56 лет. И то не пошла б, такой закон был: хочешь, не хочешь, а тебя удаляли с работы, молодёжи место уступали, им тоже надо было на пенсию заработать. Сейчас кругом предприниматели, что сказали, то и делай. А тогда – иди, а не пришёл – ты наказан. Сейчас, пожалуйста, не работай, – как хочешь живи. Я сама, вот, сяду иногда и думаю: как это жить? И на слова – свобода, и на дела – свобода. Что хочу, то ворочу. Все работали, все знали своё место…

– Чем вы гордились в советской стране и чем гордитесь сегодня?

– Я не гордилась – молодость всю работала, сейчас живу – никакой гордости. Сама по себе. Помощи никакой. Трудилась, трудилась. И ветеран труда не заработала. И здоровье своё оставила. Пенсию получаю 9 тыс. рублей, а с пенсии надо за свет  заплатить, один холодильник работает, телевизор иногда включаю.

– По телевизору, о том, что показывают, что думаете…

– Не знаю, сынок… или внучек, не знаю я. И как живут люди, которые имеют деньги. Может, сейчас им и хорошо жить, тогда всех ровняли. Хоть немного, но ровняли! И получку давали вовремя. Кто нас слышит и кто видит? Прошли года, когда мы что-то стоили. Правда, детей воспитала, тоже труд.

%d0%b2%d0%b0%d0%b4%d0%b8%d0%bc-%d0%bb%d0%b0%d0%b2%d1%80%d0%b8%d1%87%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be

Вадим Лавриченко, 45 лет, фермер, владелец усадьбы «Кони-Пони», п. Беломорское, Полесский р-он

Корр.:  – Западные ценности проникали в российское общество более двадцати лет: на ваш взгляд, какие из них можно считать благом, а какие разрушили наш внутренний мир?

– То, что изменилось за двадцать пять лет – это отсутствие патриотизма. Если раньше мы воспитывались на социалистических идеалах – понятно, были перегибы, – то сегодня в воспитательном процессе существует некий вакуум, который до сих пор не заполнен и его заполняет молодёжная субкультура. Если брать вредные привычки – курение. В то время – 80-е годы – в школе курил один человек и мы все его знали. Теперь курят – каждый второй. И это считается нормальным. И с этим по большому счёту никто не борется: родители разрешают, а учителя – не имеете никакого голоса. Вседозволенность! Права человека, так у нас теперь. Чрезмерная свобода. Если взять классическую систему английского воспитания и русскую, я не приверженец, конечно, наказания, но с русским населением при воспитании подрастающего поколения  наказание неизбежно. Все прекрасно понимали раньше, если ты ходишь с накрашенными губами, ты – неправильный подросток; завистников по большому счёту не было, ходили в одной униформе, но жили люди – счастливо!

– Как произошёл этот перекос…

– Наплыв западных ценностей начался с того, что у многих одноклассников отцы ходили в море и привозили джинсы, цветные рубашки, жвачки, аудиотехнику, кассетные магнитофоны. Это было модно. Потом пошла реклама (1991-1995 гг. – прим. ред.). Как  мы плевались, ужасались ей, какой общественный резонанс был по поводу отмены рекламы на телевидение. Отмечу, что телефон или ноутбук сегодня это не западные ценности – это научно-технический прогресс. Безусловно, всё это хорошо, в современном мире без технологий жить нельзя, но отчасти это стало портить людей.

– Вспомните, какая информация окружала вас в детстве, и, какой информационный фон довлеет над детьми сегодня…

Мы смотрели индийские фильмы, смотрели «Любовь и голуби». Весёлые, жизненные картины! Да, мои дети тоже некоторые из них смотрели. Но мои дети смотрели «Пиноккио», но они не знают «Буратино». Мне было от 10 до 16 лет. Нас растили на комсомольских идеалах, была пионерская комната, герои Великой Отечественной войны – героев воспитывали в нас! Мы собирали металломом, боярышник, лекарственные растения. Копеечки на этом зарабатывали. Культ труда. Везде висели лозунги: животноводство – ударный фронт! Мы росли на этом. Сегодня в основном молодёжь – тинэйджеры – они гонятся за модой, за дурацкими покемонами,  смартфонами. Но молодёжь не научилась трудиться, обеспечивать себя, быть независимой. Да, раньше было модно иметь дома цветной телевизор, но не каждый мог себе это позволить. Да, была мода на длинные волосы, брюки клёши, цветастые рубахи.  Всё было – но люди, и сейчас, и тогда, как обезьяны. Они увидели – мне тоже надо. Вот, раньше привезли с моря штроксы – всё, выпендрился! Но всё равно все смотрели с опаской на партию, а что скажут коммунистические родители, что скажут соседи? Это было модно, было престижно, но было в меру, был контроль…

– Свободней ли стало жить? 

Я бы сейчас сказал: хрен бы с той свободой, я бы лучше жил в государстве, когда был порядок, и все жили ровно, и не смотрели косо, и все жили друзьями. Проще в этом плане. А сейчас что? Дали свободу. У одного денег два миллиарда, у другого две тысячи. Вот это расслоение – оно никуда не годится. Потому что государству по большому счёту на людей наплевать, а раньше – не наплевать. Раньше если ты пил, тунеядец, тебя по решению суда брали, отправляли в лечебно-трудовой профилакторий на два года злостных, и ты сидел там мочалки вязал, приносил доход государству.

Хрен бы с той свободой, я бы лучше жил в государстве, когда был порядок, и все жили ровно, и не смотрели косо, и все жили друзьями… 

Теперь – организовали центры занятости населения: если ты не работаешь, получаешь копеечное, но пособие. То есть, не работу дают, а наоборот, ты сиди там водочку попивай. Потом говорят, наш бюджет дефицитный. Так вы, пардон, создаёте дефицит. Пропала дисциплина в человеке, а если говорить о нравственности, то нравственность вообще утеряна. Кругом подлость и зависть. И это всё от пресловутой свободы. Потому, что такого вида свобода, – свобода денег, а не души, – не для русского человека. Почему многие говорят об Иосифе Сталине. Не потому, что хотят вернуть тоталитаризм, а  потому, что опостылел беспредел, безнаказанность. Над людьми смеются. Какой патриотизм будет? На каких примерах воспитывать детей, говорить о честности, о трудолюбии, когда в культ возводят воров.

– Молодые семьи разводятся, юные матери воспитывают детей в одиночку. Как был выстроен институт семьи в советское время, почему люди старшего поколения живут в многолетнем браке?    

– Да, знаю, как это было в советское время. Были примеры совместного сожительства, но раньше всё упиралось в идеологию. Быть разведёнными считалось не совсем прилично. При плохих семейных отношениях люди старались не разводиться. Пусть туго, но жили. Пусть не спали в одной постели, но жили под одной крышей. Потому что довлело общественное мнение: что скажут, если завтра буду жить с тем, завтра у меня одна жена, послезавтра – вторая. После того как мы стали смотреть     сериал «Санта-Барбара» (с 1984 по 1993 гг., дневная мыльная опера из 2137 серий, производство США – прим. ред.), где весь город под одним одеялом спит. Это всё показывали. Кто с кем, когда, после кого. Такие западные семейные ценности. Да, сейчас это очень сложно. Почему браки разваливаются сейчас? Неустойчивая финансовая материальная сторона. Нравственных ценностей – их и нет, пытаются там некоторые венчаться в церкви, но всё растёт от денег. Все проблемы в семье. У 75% проблема расставания в браке заключается из-за финансовой необустроенности. Быт в конечном итоге заедает. А раньше у мужа зарплата – 90 руб., у супруги – 80 руб./ в месяц. И хватало, ездили в Крым отдыхать. Медицина, образование было бесплатное – теперь  денег не хватает. Вот вам и ответы. Тогда, несмотря на тоталитарную систему в семейном отношении жили гораздо более счастливо.

%d0%ba%d0%b8%d1%80%d0%b8%d0%bb%d0%bb-%d0%ba%d0%be%d1%80%d0%be%d1%82%d0%ba%d0%be%d0%b2

Кирилл Коротков, 33 года, владелец птицефермы, п. Овражье, Полесский район

Корр.:  – Что произошло с обществом в процессе перестройки на ваш взгляд? 

– Надо понять, что такое государство и дать определение западным ценностям. Сравнивать с мифическими русскими ценностями? Русский мир? Я не вижу такого. Есть два понимания – есть социальный проект, а есть капиталистический проект. Известно, что социальный проект победил на территории бывшей Российской Империи, при этом присоединил к себе ещё ряд территорий (в 1945 году – прим. ред.) Этот социальный проект успешно развивался. По некоторым подсчётам это была вторая экономика в мире, по другим подсчётам – первая, но факт остаётся фактом, если брать общечеловеческие ценности, образование, медицину, культуру, то люди жили лучше. Почему проиграл социальный проект в девяностом, моё мнение, потому, что в определённый момент люди, которые по воле случая принялись им руководить, стали договариваться с теми, кто занимался проектом капиталистическим – абсолютно людоедский, в котором не экономика для человека, а человек для экономики, человек – продукт. Они начали договариваться и стали пытаться вписаться в этот проект. И произошло недопонимание. И до сих пор понимание не пришло к людям, что в капиталистическом проекте человеческая единица ни стоит ничего, никакие ценности человеческие в нём не востребованы, они бесполезны, они не вписываются в их программу.

И до сих пор понимание не пришло к людям, что в капиталистическом проекте человеческая единица ни стоит ничего…

Пример: у одного западного деятеля заболела жена, он на полном серьёзе высчитывал, выгодно ли ему, если она будет оставаться в коме, хотел судиться и подвести её к эвтаназии. Как бы ни прискорбно это звучало, люди, которые находятся в капиталистическом проекте, тоже – продукт. Они считают, что если у них много денег – они управляют, но, в некотором смысле, они не управляют ничем потому, что когда они станут не нужны, на их банковские счета за границей наложат арест, так с любыми элитами в мире. Это закон, который действует и для хозяев денег и не для хозяев.

– За что испытывали гордость раньше…

– Раньше было стремление к созиданию. Теперь – награждают олимпийцев: два миллиона за золотую медаль, автомобиль. Всё это с помпой! Медведев говорит: мы  удвоим денежные выплаты, это наша гордость! Когда публично выносят и назначают цену спортивному достижению, начинаешь понимать, а чем гордиться? Ведь, нас всегда учили, что человеческая жизнь она бесценна, – но за погибшего в авиакатастрофе выплачивают миллион рублей.

– Какой выход?   

– Молодое поколение уже переформатировано. Даже те люди, которые советского поколения. Потому, что человеческий мозг имеет свойства компьютерной программы.  Как выйти сегодня из этой ситуации? Я, например, понимаю, что это будет очень сложно. Это возможно, но очень сложно.

%d0%b8%d0%bd%d0%b5%d1%81%d1%81%d0%b0-%d0%bd%d0%b0%d1%82%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d1%87

Инесса Наталич, пенсионер, владелица музея школа «Вальдвинкель» п. Ильичёво, Полесский район

Корр.: – Расскажите о деле, в которое вы вкладывали силы последние двадцать лет? Вспомните людей вокруг, какой вклад параллельно с вами они вносили в окружающий мир?

– У меня принцип: не от кого не ждать помощи. Если вы будете ждать помощи – вы ничего в жизни не добьётесь. Мной двигал интерес к делу – восстановление школы и создание музея, ни о какой прибыли я не думала. Мне просто было интересно работать в этой сфере. Я любила историю. Никто ж не знал о прошлом нашей деревни, все справляют дни посёлков, а никто не знает, в каком году они были основаны…

– Есть люди вокруг, которые стремятся создавать?

– Сначала мы все трудились, когда колхозы были, а, когда всё развалилось, все ударились в пьянство и сейчас мало рабочих мест в посёлке. Почта давно закрыта, медпункт – закрыт, клуб – закрыт. Осталось несколько рабочих мест в магазине, библиотека. Некоторые создавали К(Ф)Х. В нашем посёлке нет таких успешных, но в других есть. Гостевые дома открывают люди. Виктор Салтановский «Козий двор», Геннадий Кострица открыл сплавы на байдарках. Олег Хамер (п. Сосновка) по своей инициативе создал цирковую группу детей. Екатерина Симанова (п. Новая деревня), работает заведующей клубом. Открыла музей – центр чувашской культуры. Людям всем надо дать понять, что надо делать. Не надо ждать помощи. Ни от кого. Если есть интерес к делу – делай, а то, чтобы только получать зарплату – одни деньги, деньги, деньги. Им всё до лампочки. Осуждают и завидуют.

circle-2

Виктор Бырко, 73 года, пенсионер, п. Заповедное, Славский район

Корр.: – Перед выборами в посёлках проходит много праздников. Какими были праздники в вашей молодости и как проходят общественные гуляния сегодня?

– До двенадцати ночи всё крутилось – мы в поле. Вечером – танцы, танцы! Мы всегда радовались жизни, молодёжь отдыхала, в клубы мы ходили, клубы были заполнены! В каждом посёлке. Я не говорю за свой совхоз. Были отдельные танцплощадки плиточкой обложены. Гармонисты, аккордеоны, на баянах играли. Но утром в шесть часов все были на работе! Стремление было только вперёд, вперёд, вперёд! Кто сделает больше, лучше. А сейчас, что я скажу? Стянуто стали жить, каждый за себя. Думают, чтобы обогатится, больше взять. Понимаешь, раньше всё было совместно. Всей деревней собирались. Конец посевной – отмечаем! Тот несёт, тот несёт. Сегодня: вы хотите отдыхать, а самим встать на сцену? Ведите мероприятие! Пожалуйста. Идите, почему вы не идёте? Вас приглашают. Приходят посмотреть, помочь – единицы: почтальон, библиотекарь, заведующей клубом, ведь, как говорят, они за это деньги получают – они должны быть для вас клоунами, они должны развлекать, они – организовывать, они – поднимать. Нет, ребята. Для того, чтобы было весело, раньше праздники делали вместе.

– На ваш взгляд, что произошло с людьми?

– По-моему, всё сделано от верхушки, от верхушки идёт. Вся эта система обогащения – она испортила этот народ. Нам талдычили, что мы были рабами –  трудились в колхозах. Но посмотри вокруг – мы стали лучше жить! Оппозиционеры кричат, партии разносят листовки: мы стали хуже жить, мы обнищали, кругом мрак. Ничего подобного! Давай! Кто работает – у каждого есть покушать, одеться, каждый ездит на машинах, телефоны, смартфоны, ноутбуки. Тогда же этого не было, мы жили в 60-е, 70-е годы – одеться не было, обуться. У меня одежды – смотри, залезь на второй этаж, там ещё две вешалки, на полдеревни хватит. И все говорят, мы нищие, нам плохо плотят, – нам плотят нормально. И, понимаешь, система такая. Путин он правильно делает. Пять лет – проект. Для молодёжи – законодательство; заработные платы – нельзя, чтобы в конвертах. Но не работает. Путин, он – образованный человек, всё понимает. Возле него округа – хапуги. Они мешают. Орут – кризис! Но не дают нам, чтобы мы голодали. Кто голодный ходит, назови мне? Земля – бери! Только работайте, ребята! Трудитесь! Зарабатывайте! За счёт скота люди неплохо живут. То и слышно: нам не хватает. Зажрались все! Денежный вопрос сгубил людей. Два чиновника имеют восемь домов. Для чего? Были Демидовы, Романовы, Политаевы – богатейшие люди в Российской Империи. Они строили заводы, фабрики – народ работал, а наши строят в Англии, Испании, Германии.

– Получается, в человеке нет чувства меры?

– О! Они испаскудили этот мир – они, олигархи, предела нет, они хотят больше. Прячут в кастрюлях, флягах. У него уже до того жадность, что он уже не знает, в туалете у него деньги – показывают по телевизору. Люди растерялись. Мало. Я хочу, я хочу, я хочу… и я вижу эту боль. Разрывают Путина. Путин правильную политику ведёт. Ты молодой, пойми, я уже старый, мне семьдесят три. Не дай бог Путина сейчас сбросят, война не дай бог. Капут этой России будет. Грубо говорю, да. Но надо ему помогать. Смотришь телевизор, да, что вы чихвостите друг друга. Стоят – взрослые люди, сидели пять лет. Что ж вы не решили проблемы: бесплатные больницы, убрать единый государственный экзамен, где вы были двадцать пять лет? Проживут пять лет возле «кормушки». Пошёл в Государственную Думу, переспал за столом, поднял руку и до свидания. Болтают, я тоже могу болтать – сутками, потому, что я прошёл эту жизнь.

Елена Ермоленко, учитель истории, г. Славск

Корр.: – Как и чему учили вас в школе в социалистическом обществе и, что меняет ваших учеников сегодня?

– Многие, наверное, ностальгируют по пионерской организации, комсомолу. Раньше мы изучали астрономию, сейчас её нет. Информатики не было, курс светской этики – её не было тоже. Если мы раньше изучали что-то подробно, сейчас обзорно. Изменилось то, что сегодняшние дети мало читают (поэтому не понимают смысла), информацию воспринимают на слух и на образы. Если раньше были довольно однообразные возможности, то сегодня – многообразные. Интернет, телефоны. Всё это, прежде всего, влияет на личностные качества. Отсутствие воли, неумение сконцентрироваться, сосредоточится, когда это надо. В этом плане они бедные. Они не могут справиться с этим, даже осознавая необходимость. Им не хватает целеустремлённости. Да, нагрузка, объём увеличился. Дети в шестом классе должны  знать 44 даты из истории России. В истории древнего мира – 256 терминов. Только история! А другие предметы? Сейчас подход состоит не столько дать сумму знаний, а умение работать со справочной информацией, чтобы ученик знал откуда это взять.

– Прогуливали уроки дети в советское время?

– Бывало, и всем классом сбегали, но – это было редкое явление. Сейчас эти процессы контролирует классный руководитель, учитель, родители. Раньше   контролировали пионерские организации, комсомольские, подключали детей: например, ставили «на вид» на линейке.

– Сейчас это практикуется?

– Я думаю, нет. Сейчас немного другая парадигма. Это всё в индивидуальном порядке. С родителями всё обсуждается, они сейчас больше осознают своих прав.   Раньше больше ориентировались на общественное мнение, а сейчас на индивидуализм. Хотя, в последнее время отступают от индивидуальности, коллективные методы – их значимость – возвращается.

– А если сравнить две модели…

– Однозначно, нельзя отметать то, что было в советское время. Да, образование было идеологизировано, но, в принципе, это соответствовало тому обществу. Сегодняшняя система она не отметает полностью тех методов. Средний возраст педагогических кадров 40-46 лет. Мы учились в то время и вольно невольно мы переносим какие-то моменты. Добавляется новое, это нормально. Поскольку общество новое, тем более через двадцать лет, когда наши дети будут взрослыми они должны отвечать на новые вызовы. Сейчас интереснее работать. Больше возможностей для творчества. Всё зависит насколько ты активен и слышишь детей. С другой стороны – это главная трудность. И раньше были творческие люди, но они не могли отступить в сторону и подумать, что сегодня будут такие возможности. Единицы были бунтарями, но идеология не воспринималась как давление на личность – это была норма.

– Молодые преподаватели приходят в школу, как работают они?

– Они не боятся. Когда мы приходили работать, мы боялись, вдруг мы что-то сделаем не так. Понимание есть. У нас интерес к ним потому, что в них новые идеи, смотришь, да, я такого не делаю, у них – интересуются к нам.

– Единый государственный экзамен?

Контрольно измерительные материалы – их надо совершенствовать.

Анатолий Моисеев, водитель школьного автобуса, п. Заповедное, Славский район

Корр.: – Каким вы помните район двадцать пять лет назад?

– Как перестройка началась двадцать пять лет назад  – всё начало потихоньку рушиться. Всё время менялась структура органов власти: сельский совет, сельский округ,  администрация сельского округа, поселение, и меняли всё время печати, вывески, соответственно, деньги тратились и не одна схема больше 3 лет не работала. Никак не могли найти путь правильный. Если говорить серьёзно, то в посёлках нет руководства. Даже старосты нет. Вот, посёлок наш, день прошёл, что посёлок дал государству? Абсолютно ничего – ноль, не воспроизведено ничего.

– Какие вещи привнёс капитализм в общество?

– За время перестройки в людях уничтожили доброту. У людей отняли второй  хлеб – творчество, созидание. Молодёжь – стремилась! Западные ценности дали нам разврат, порнографию, наркотики стали развиваться. Демократия – её в кавычки надо брать. И мы видим, что творится на Западе. При советской власти было спокойней, уверенность была в завтрашнем дне. Я пацаном был, в 50-е, 60-е гг. развитие шло, а сейчас всё заглохло. Мы потеряли двадцать пять лет, потеряли. Всё на уничтожение построено было – эксперименты. Надеюсь, будут возвращаться к старой системе обучение в школах, по крайней мере, чтобы попытались западное устройство отбросить.

– В детстве и сейчас…      

– Может быть, я тогда не всё правильно осознавал. Но мальчишкой, помню, лозунги, что нынешнее поколение будет жить при коммунизме, конечно, мы в это верили, гордились. И в лет двенадцать действительно была гордость, что я живу в этой стране. Когда мы были взрослыми, даже мыслей не было, что мы придём к тому, что сейчас творится. Телевизор включишь – ракета полетела в космос, гидроэлектростнацию построили, а сейчас – там, взрыв, там, убили. Сейчас трудно России. Я, например, к Путину очень критически относился. Но, вот, сейчас смотрю. Армию развивают. И за Крым надо быть благодарными, что успели по-умному всё это вернуть. Путина сейчас нельзя никак менять. Россия пропадёт. Нас просто уничтожат. Путин сейчас нам нужен. Люди живут потихоньку. Убили душевность. Мы в школе были. Походы, зарницы! Перестройка нанесла удар, конечно, надо было менять жизнь, но вперёд идти. Двадцать пять лет мы потеряли.

Текст, фото — Дмитрий Сабирин