#аналитика Цена инфраструктуры: как заменить изношенные водопроводы в поселках и городах региона? (см. документы)

Водопровод – вторая по значимости инженерная инфраструктура после электролинии. Наличие данной коммуникации является обязательным условием федерального законодательства при выдаче земли многодетным семьям и строительстве нового жилья. В Калининградской области, стратегически важном регионе России, назрела коммунальная проблема – водопроводы сети износились на 74,1%. В 2013 году экс-губернатор края Николай Цуканов (ныне врио Евгений Зиничев – Прим. ред.) сделал прогноз, что на её решение требуется 6 млрд рублей. Деньги на проектирование сетей действительно выделяли: в 2014 году – 39 млн руб., в 2015 году – 15,1 млн руб., в 2016 году – 9,5 тыс. руб. Корреспондент газеты «Голос народа России» на собственном опыте рассмотрел, что стоит построить новый водопровод в сельской местности.

Статистика

Обеспечение населения питьевой водой становится главным направлением социальной и экономической политики региона. Говорят об этом в первую очередь цифры.  Так, согласно статистическим данным регионального министерства ЖКХ и ТЭК протяжённость водопроводных сетей на территории Калининградской области составляет 5304,9 км, из них в сельской местности – 2561,4 км. Процент износа водопроводов на июль 2016 года достиг 74,1%. Ровно два года назад – в 2014 году – этот показатель был равен 65%. Такие цифры приводились в тексте государственной программы Калининградской области «Доступное и комфортное жильё». Как сообщали тогда, утечки в системах водоснабжения достигали 27,7% или 24,5 млн куб. м в год, а количество водопроводов, которые необходимо заменить составляли 49,6%.

Незначительно изменилась ситуация и сегодня. По информации специалистов министерства ЖКХ и ТЭК, которым руководит министр Евгений Кобылин, в замене продолжает нуждаться 2633 км сетей, а неучтённый расход воды (порывы) за прошлый год составили 20,3 млн куб. м.

Цена вопроса   

В сентябре 2013 года бывший губернатор области Николай Цуканов (до 28 июля 2016 года – прим. ред.) с рабочим визитом посетил Черняховский район, где заехал в посёлок Доваторовка и Привольное. Местные жители попросили губернатора решить проблему водоснабжения, на что глава региона сообщил, что водопроводные сети на селе «не выдерживают никакой критики» и в области необходимо разработать специальную программу ремонта и строительства данной инфраструктуры. По оценкам губернатора, благодаря ей, проблему удастся решить за пять лет – цена вопроса порядка 6 млрд руб. В тот же день глава региона распорядился построить водопровод в посёлке до 2014 года. Отслеживая развитие событий, спустя девять месяцев, в мае, корреспондент «Голос народа России» обратился к главе администрации Каменского сельского поселения Черняховского района Галине Башкатовой:

– По поручению губернатора мы готовим проект на новый водопровод с водохранилищем и водоочисткой, – сообщала она. – Документы подготовлены на 50%, проект пишет ООО «Балтикстрой». Цена проектно-сметной документации – 1 млн руб., плюс 100 тыс. руб. – на инженерно-изыскательные работы и подключение к электросети. Бюджет нашего поселения всего 10 млн руб. Новый водопровод, его протяжённость составит более 3 км, планируемые затраты около 15 млн руб. Сложно, долго. Работы       мы начали с того года, сейчас новый закон вышел, все проекты по федеральным программам должны проходить экспертизу в Санкт-Петербурге (ФАУ «Главгосэкспертиза России» – прим. ред.). Если мы подготовим документы, то в октябре должны отдать их в правительство, чтобы попасть в ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы и на период до 2020 года». Работы по строительству нового водопровода планируем начать в 2015 году, они будут происходить полностью за счёт федеральных средств, наши затраты только на проект, – поясняла она.

dscf9073

В надежде услышать, что новый водопровод готов, редакция обратилась в поселение спустя два года, на что получила следующий ответ:

– Ничего не получилось, подрядчик подвёл, теперь этим всем занимается «Черняховский городской округ» (в области произошёл «откат» муниципальной реформы 2008 года – прим. ред.), отменили поручение губернатора, – коротко объяснила  и.о. начальника каменского территориального отдела Галина Башкатова.

Отметим, что проблема с водоснабжением в Доваторовке (население 596 человек) возникла в июле 2013 года.

ПСД замедленного действия

Чтобы понять, почему строительство водопроводов в регионе продвигается так медленно, обратимся к истории посёлка Заповедное Славского района. (где, к слову, проживает корреспондент «Голос народа России» – прим. ред.). Проблемы с водой в населённом пункте начались в декабре 2012 года, когда в Тимирязевском сельском поселении обанкротился местный МУП «ЖКХ Тимирязевское».

Протяжённость сети в посёлке составляет 5,9 км, а первую скважину здесь ввели в эксплуатацию в 1975 году (на апрель 2014 года процент её износа составил 80%). Полностью лишившись водоснабжения, и, изучив проблему, журналист составил обращение на имя губернатора Николая Цуканова, под которым подписались  около 150 односельчан. Параллельно, стараясь подвигнуть к работе местное самоуправление, корреспондент подготовил публикацию о проблеме, которую в последующем опубликовал информационный портал RUGRAD.EU (г. Калининград), два раза снял сюжет телеканал «Россия 1 | Калининград», а спустя пару месяцев статью опубликовали на сайтах Freekaliningrad.ru, 40161.ru (г. Советск), региональное печатное издание «Новые колёса» №336 от 28 марта – 3 апреля 2013 г., а также, новость прозвучала в эфире радиостанции «Радио Массив 101.9fm».

Справка:

В «Славском городском округе» 220,5 км водопровода, срок эксплуатации сетей от 39 до 54 лет. Процент износа 80%, часть изношена на 100%. По данным коммунальных служб, с 1 января по июль 2014 по району  удалось устранить 109 крупных утечек. В целом за пятьдесят лет в муниципалитете удалось проложить 8,9 км нового водопровода.

На коллективное письмо губернатору вскоре ответил теперь экс-министр сельского хозяйства региона Владимир Зарудный (ныне руководитель Северо-Западного территориального управления Росрыболовства – прим. ред.). Строительство нового водопровода пообещали включить в ФЦП «Социальное развитие села до 2013 года» при условии, что администрация поселения и района софинансирует 10% от цены контракта и в срок до 1 апреля 2013 года предоставит готовый проект и заключение госэкспертизы в правительство области.

– Администрация сельского поселения готовит документы, чтобы заказать проект водопроводной сети в одном из институтов областного центра, – сообщал тогда глава первого уровня власти «Тимирязевское сельское поселение», Виталий Андреечкин (ныне и.о. начальника тимирязевского территориального отдела – прим. ред.). – Методом латания дыр решать проблему бесполезно – пару дней и возникают новые порывы, поэтому необходим полностью новый водопровод, – говорил он.

– Администрация района курирует вопрос по всем направлениям, – вторил ему экс-глава второго уровня власти «Славский муниципальный район» Сергей Артюхов, – поскольку проблема в населённом пункте стоит глобальная. На данный момент необходимо подготовить документы на проект водопроводной сети, далее, будем ожидать, что нас включат в целевую программу. Планируем в первом полугодии обеспечить водопроводом 50% посёлка, поскольку населённый пункт занимает большие территории, а далее, будем работать над проектом второй половины, – комментировал он.

По предварительным оценкам документация должна была обойтись в пределах 300-500 тыс. руб., часть денег обещала выделить районная администрация (т.к. бюджет администрации поселения составлял 9,6 млн руб. – прим. автора). Недостающую сумму предполагалось изыскивать из собственных средств, возможно, путём оформления бюджетного кредита.

Отметим, что реального опыта подготовки пакета документов и получения денег из целевых программ на строительство водопровода местные кадры почти не имеют. Четыре месяца глава Тимирязевского сельского поселения Виталий Андреечкин готовился к электронным торгам для поиска проектной организации и ровно столько же журналист обращался за помощью к депутату областной Думы Валерию Фролову (по Славскому району – прим. автора) и даже уполномоченному по правам человека в Калининградской области Владимиру Никитину. В спешке, обзванивая все проектные институты подряд, администрация поселения решилась обратиться в ОАО «31 ГИПСС» (Государственный проектный институт специального строительства), региональный филиал Министерства обороны РФ, в портфолио которого проектировка ракетно-космической инфраструктуры, космодрома «Плесецк», «Байконур» и др. Проектировка водопровода для них – плёвое дело, однако цена за работу соответствующая (см. скан документа).

screenshot_1

screenshot_4

Справка:

Строительство и реконструкция сетей водоснабжения в регионе осуществляется в рамках адресного инвестиционного перечня объектов капитального строительства  государственной (муниципальной) собственности Калининградской области по Федеральной целевой программе развития Калининградской области на период до 2020 года (далее – ФЦП).

Для финансирования объектов в рамках ФЦП необходима разработанная проектная документация, положительное заключение государственной экспертизы, положительное заключение проверки достоверности сметной стоимости объекта капитального строительства.

В 2015 году на реконструкцию сетей водоснабжения в регионе было предусмотрено: 15,1 млн руб. – из областного бюджета, 133,8  – федеральный бюджет и 4,4 млн руб. местный бюджет. В 2016 году: 9,5 тыс. руб. – областной бюджет, 1,6 млн руб. – федеральный, 6,3 тыс. руб. – местный

В период с 2015 по июнь 2016 года были выполнены работы по реконструкции сетей водоснабжения на сумму 137,3 млн руб. и реконструировано 20 км сетей водопровода. В 2016 году завершается реконструкция  8,5 км водопровода в г. Пионерский, г. Гвардейск и пос. Поддубы Гусевского городского округа.

Отметим, что за три года с 2010 по 2013 гг. правительству области удалось построить сети водоснабжения в посёлке Невское Гурьевского района, Калининграде, Гвардейске и Светлом (общая протяжённость – 54,86 км)

Как и в случае с посёлком Доваторовка в Черняховском районе, глава поселения и администрации района подготовить проект не успели. Проектировщиком водопровода стал ООО «Коммунстройпроект» из города Курска. При наличии годового бюджета поселения в 9,6 млн руб. в год за проектно-сметную документацию пришлось заплатить 1,3 млн руб. (1 млн руб. на разработку документа пришлось взять в кредит – прим. автора), а подготовить проект успели к 9 сентября 2013 года (строительство  обещали начать как раз в этом месяце). Цена будущего водопровода составляла 19,1 млн руб. За неимением денег на дальнейшую госэкспертизу (500 тыс. руб. – прим. автора) в конце 2013 года прекратила своё действие и ФЦП.

Строительство

С целью узнать о дальнейшем развитии истории корреспондент «Голос народа России» обращался к главе администрации Тимирязевского сельского поселения Виталию Андреечкину:  

Отметим, что перед подачей проекта на госэкспертизу на плечи бюджета сельского поселения ложилась ещё одна задача – пробы воды. Такое требование ставит перед заказчиком Роспотребнадзор. – В Санкт-Петербурге в ФАУ «Главгосэкспертиза России» должна была проходить экспертиза, туда сдают все проекты, по которым хотят получить федеральные деньги, филиала в области, к сожалению, нет, – рассказывал глава. – Раньше этим занимался «Региональный центр по ценообразованию в строительстве», но полтора года назад эти полномочия у них забрали. Они занимаются только региональными программами. Проект в Заповедном делался по федеральным стандартам, честно скажу, перспективы получения федеральных денег, прохождения экспертиз – это всё неизвестно когда бы закончилось. Я реально понимаю, что 20 млн руб. для строительства 4,7 км водопровода – это очень много, за такие деньги можно весь посёлок отсроить. Недавно, кстати, звонили с Курска, серьёзно просили денег за проект, мы так и не расплатились, – говорил в середине 2014 года Виталий Андреечкин.

Отметим, что перед подачей проекта на госэкспертизу на плечи бюджета сельского поселения ложилась ещё одна задача – пробы воды. Такое требование ставит перед заказчиком Роспотребнадзор.

– Нужно брать порядка 25 показателей воды, 12 из них делают в городе Советске, остальные в Калининграде, каждая стоит по 15 тыс. руб., – сообщал госслужащий.  – Дай бог, чтобы первая проба соответствовала нормам потому, что если по каким-то показателям она не срослась, то всё делать по-новому, деньги платить, – объяснил он.

img036-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Пока местный глава боролся с бюрократией, в апреле 2014 года Славский район посетил заместитель председателя правительства Калининградской области Юрий Федяшов (по сентябрь 2015 года – прим. ред.) и между делом разрешил переделать проект в Заповедном под меньшие деньги, чтобы получить 6 млн рублей региональных средств. После экспертизы в «Региональном центре по ценообразованию в строительстве» и проведении аукциона, работы по строительству водопровода планировали начать в 3 квартале 2014 года.

О, кажется благополучном стечении дел, опять едва не забыли, если бы не журналист «Голос Народа России». В декабре 2014 года он снова обратился к губернатору с личным письмом, где описал опыт – инициативу людей, работу чиновников – и к чему пришли при строительстве нового водопровода в посёлке.

dscf9106

Строительство водопровода в посёлке Заповедное протяжённостью 4,7 км

На следующей неделе ответ дал региональный министр ЖКХ и ТЭК Максим Федосеев (по сентябрь 2015 года, ныне заместитель председателя правительства Калининградской области – Прим. ред.), где написал, что на строительство водопровода выделяют 5 млн руб., а работы подрядчиком «Вест-Проект» будут завершены спустя 90 дней. Новый водопровод был готов в мае 2015 года.

Текст, документы, фото – Дмитрий Сабирин

#аналитика Третий сектор: почему государство вкладывает деньги в развитие кооперации на селе?

Царская Россия в начале двадцатого века занимала первое место в мире по числу кооперативов (более 50 тыс., в которых состояло около 14 млн человек – прим. ред.). Владимир Ленин, позже, определил развитие кооперации основой социалистического общества. Опыт объединения мелких хозяйств для достижения простых целей – помощи друг другу, созданию рабочих мест и сбыта продукции, переняли европейские и американские страны. В советские годы перспективное движение задавили «колхозы», а у людей отбили желание к самоорганизации. Несмотря на то, что в Калининградской области в 2016 году в сельской местности осталось проживать 22% населения, личные подсобные и фермерские хозяйства (по данным муниципалитетов ЛПХ – 43,8 тыс.,  К(Ф)Х – 389) производят 97% – овощей, 90% – картофеля, 50% – молока, 25% – яиц и др. О проблемах реализации этой продукции, преимуществах объединения и отсутствии разъяснительной работы со специалистами и председателями кооперативов в материале газеты «Голос народа России».  

Региональная программа

В 2014 году пресса начала критиковать Минсельхоз России за то, что государство помогает лишь крупным агрохолдингам, а труд жителей посёлков и деревень никому не нужен. При всех проблемах в агропромышленном комплексе 21 апреля 2014 года в Волгограде президент РФ Владимир Путин и министр сельского хозяйства (тогда Николай Фёдоров – прим. ред.) предложили возродить жизнь на селе с помощью  кооперации – сотрудничества мелких аграриев между собой. В том же году профильное министерство разработало и утвердило ведомственную целевую программу «О развитии сельскохозяйственной кооперации на 2014-2017 годы и на период до 2020 года». Объём её финансирования из федерального бюджета в 2015 году составил – 400 млн руб., а в последующие годы по 1,5 трлн рублей. За разработку региональной версии программы взялись и министерства на местах.

Первые сельскохозяйственные кооперативы появились в 1820-1830-е гг. в Великобритании, стремясь улучшить положение рабочих. Владельцы хлебопекарен, мельниц, магазинов, мелкие фермеры и овощеводы объединялись, чтобы получить возможность закупать для себя сырьё по оптовым ценам.

Основной целью предприятия являлось не получение прибыли, а помощь, которую оказывали его члены друг другу, тем самым, снижая себестоимость своей продукции. Принцип кооператива заключался в том, что у одного пайщика – один голос и деньги (капитал) не сосредотачивались в одних руках.

Кооперативное движение в экономике, где нет ни государства, ни частника стало рассматриваться как «третья сила» и альтернатива частному и государственному производству (и было успешно в Германии, Италии, Франции, Швеции и др. странах).

В советской системе 1920-х гг. кооперативы стали просто «перекупщиками», которые собирали сырьё у крестьян и доставляли его госпромышленности, а в период коллективизации – «колхозы», – в которые силой сгоняли наших дедушек и бабушек, и силой отбирали у них всё производимое, окончательно ликвидировали перспективную модель, однако изображались как «вершина» кооперации (т.к. «колхозы», трудоустраивали каждого гражданина страны)

– Мы много лет – с 2009 года – добивались перед Минсельхозом РФ, чтобы такая программа была, – рассказывает председатель регионального некоммерческого партнёрства малого и среднего предпринимательства «Агросоюз» Раиса Гусева, – через РСО «Агроконтроль» (г. Москва), через ассоциацию фермерских хозяйств «Аккор», и в 2015 году такую программу с финансированием приняли. В нашей области программа появилась только в 2016 году, в прошлом, она реализовывалась в других регионах, а так как у нас в бюджете не было ничего – никакого софинансирования, поэтому она не работала, – пояснила председатель.

%d1%80%d0%b0%d0%b8%d1%81%d0%b0-%d0%b3%d1%83%d1%81%d0%b5%d0%b2%d0%b0

Председатель регионального некоммерческого партнёрства малого и среднего предпринимательства «Агросоюз» Раиса Гусева

С целью развития данного направления в регионе из областного бюджета на поддержку потребительских, перерабатывающих и сбытовых кооперативов выделили более 20 млн руб., а из федерального – 36 млн рублей.

%d0%bb%d1%8e%d1%82%d0%b0%d1%80%d0%b5%d0%b2%d0%b8%d1%87            – Это новое направление, – делится с нами министр сельского хозяйства Калининградской области Сергей Лютаревич. – Мы собрались с сельхозпроизводителями и пока что определили такие варианты, как сбор и обработка молока, хранение и переработка овощей, хранение и переработка ягод. Условия, я считаю, достаточно хорошие, мы можем компенсировать из федерального и областного бюджета до 60% от капитальных затрат. Если создадут кооператив, получат грант, в течение 18 месяцев они должны вложить деньги в этот бизнес. В кооперативе должно участвовать не менее десяти ЛПХ или К(Ф)Х. Объединяясь, сельские жители смогут и должны, по условиям программы, реализовать не менее 50% своей продукции, – ответил министр.

В целом по федеральной программе кооператив может получить до 70 млн рублей. Однако софинансировать 40% денежных средств своими силами многим получателям гранта пока нереально.

Первая пятилетка

Из многих вопросов по теме необходимо ответить на главный – почему президент и Минсельхоз РФ решили возрождать кооперацию в России? Напомним, что грантовые программы поддержки профильного министерства «Начинающий фермер» (по 1,5 млн руб. на человека) и «Развитие семейных и животноводческих ферм (по 21,6 млн руб.) действуют в стране с 2012 года. Так, за четыре года калининградским аграриям было предоставлено 177 грантов.

– Государство подошло к этому, мы дали фермерам деньги, теперь К(Ф)Х, ООО стало много и дальнейший путь их развития – это объединить их, для того, чтобы уравновесить рынок, чтобы была конкуренция не только по качеству продукции, а по цене, – обсуждает вопрос ведущий консультант отдела развития агропромышленного комплекса министерства сельского хозяйства Калининградской области Елена  Доманская. – Почему кооперативное движение развивается, а сейчас государственная поддержка будет ещё больше развиваться – т.к. кооперативы нужны, с ними легче работать потому, что это новые юридические лица, – говорит она.

Отметим, что сегодня в регионе около 300 фермеров (в 90-е гг. насчитывалось более 5  тыс. – прим. ред.) и финансовую поддержку от министерства получает по тридцать с лишним человек в год.

– Но дело в том, – отмечает председатель «Агросоюза» Раиса Гусева, – я    общалась с фермерами, у которых пять лет заканчиваются и они намерены закрывать К(Ф)Х. То есть эффективность, результат, который ожидали, что дальше они будут работать, не тот. И на комиссии уже вопросы поднимают: мы их наплодим, а через три года, когда они встанут на ноги, они скажут, куда это реализовывать? В 2017 году им будет по пять лет, тогда можно оценить результат, как они сработали, и, что дальше будет с этими хозяйствами. Они сейчас находятся в разных трудных условиях, которые без кооперации не решить. Им нужно переходить на следующий уровень – объединились, получили грант 20 млн руб., построили хранилища, переработка, реализация. Вот, яблоневые сады в области заложили (в 2015 году более 250 га – прим. ред.), им предстоит кооперироваться, везде будет одна и та же проблема, – уверена председатель.

img_9629

Михаил Хованский – первый заместитель министра по сельскому хозяйству – один из идеологов кооперации мелкотоварного производства в регионе, создания кооперативного рынка и возрождения машинно-тракторных станций (п. Космодемьянское, Гурьевский р-он | ИП Щеголькова)

Рост количества овощеводов, которые, к слову, выращивают одни и те же овощи: картошка, свекла, огурцы, помидоры – создали конкуренцию друг для друга. Кооперативное ядро, вокруг которого предлагают собрать ЛПХ, К(Ф)Х, могло бы урегулировать многие проблемы.

От населённых пунктов до субъектов  

В Калининградской области насчитывается более 40 кооперативов – старые, новые, производственные, потребительские. Касаемо первых, то это – бывшие «колхозы» и «совхозы», где люди должны работать и быть его членами; потребительские – объединения, куда входят ЛПХ, К(Ф)Х, просто граждане и другие юридические лица ОАО, ООО (по закону не более 2 тыс. (!) членов в каждом, они объединяются для решения общей проблемы – например, переработка молока, зерна и проч.)

– Дело в том, – продолжает председатель регионального некоммерческого партнёрства малого и среднего предпринимательства «Агросоюз» Раиса Гусева, – что в области кооперативы есть, но вопрос в том, что они не работают, а если и работают, то нарушают ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации». Их деятельность никем не контролируется, по закону каждый кооператив должен быть членом ревизионного союза (ст. 31, п. 3). У нас достаточно много таких – два десятка, которые осуществляют деятельность, но в ревсоюз (см. далее) не входят, – объясняет она.

Отметим, что в рассматриваемой теме существует несколько уровней кооперативов: первый – самый необходимый, чтобы замедлить процесс «вымирания» деревни и обеспечить селян работой, – создаётся на уровне посёлков, где люди живут и самоорганизуются (например, кто сдаёт надои «посредникам» в ОАО «Молоко» и др.); второй – уровень районов или области (такие создаются, чтобы привлечь больше  ресурсов и помочь нижестоящим кооперативам) и третий уровень – межрегиональные (имеются в г. Москве при «Абкорр» и др.).

Стоит отметить, что кооперативов первого уровня «в низах» в регионе, к сожалению,   нет, есть – между районами. О выходе на межрегиональный кооперативный рынок пока остаётся только говорить.

Госимущество

Первоочередной проблемой для создания кооператива является его материальная база. Получить грант без софинансирования (40% – прим. ред.) невозможно, а, потому, во многих регионах проработали варианты начальной поддержки юрлица.

– По посёлкам вообще нет кооперативов, – делится председатель «Агросоюза» Раиса Гусева, – почему это происходит, насколько я это изучала, проехала Татарстан, Чебоксары, Чувашию, Вологду, Астрахань, особенно в Башкирии – это хорошо развито. До сих пор в области только программу сделали финансовой поддержки, а ведь существует много других форм поддержки кооперации, – раскрывает она. – Минсельхоз РФ в методических рекомендациях давно рекомендовал субъектам РФ передавать имущество региональное, муниципальное, которое плохо используется или не используется кооперативам – в оперативное управление, в аренду, чтобы, когда кооперативы становились на ноги, они могли использовать его в качестве залога, а в последующем выкупать его, – поясняет она. – Например, есть бывший лесхоз (г. Краснознаменск). Его база. Там есть сбытовой кооператив, мы трижды обращались по этой теме, чтобы на базе лесхоза сделать базу кооператива, но её раздербанили, часть муниципалитету отдали, часть разграбили, разворовали. Обращались в правительство к Николаю Цуканову (экс-губернатор области – прим. ред.), обещал, в результате имущество пришло в негодность, а было в хорошем состоянии: двери, окна, пока мы просили, уговаривали, умоляли… Так со многими объектами. Кооперативам для появления нужна база, нужны склады, где складировать продукцию, свозить, перерабатывать и отправлять в магазины, – подчёркивает она.

Механизмы передачи имущества кооперативам в правительстве области не отлажены и никому неизвестны.

– В Татарстане, например, построили кооперативный рынок и передали его кооперативам в оперативное управление. Построили базы – передали. Правительство Чувашии, имея здание технического училища, вошло в кооператив сначала одним этажом, потом ещё, потом кооператив стал выкупать это здание. Теперь в здании овощехранилище. Правительство уступило им свою долю, но не вышло, правительство входит в состав правления, наблюдательного совета. У нас этого нет, кооперативы сами по себе, – обосновывает специалист. – Мы объехали почти все районы области, но сдвигов, чтобы стали уделять этому внимание – нет, – рассказывает председатель.

Необходимость отработать в законодательном порядке какое имущество, как, и в какой форме должно передаваться кооперативам, и, как в последующем органы власти будут входить в наблюдательные советы, продолжает существовать. Отметим, и другой важный факт – отсутствие механизмов «в низах».

– Сейчас сложились такие условия, что органы власти, если они хотят получать федеральные деньги, они должны провести работу на региональном уровне, а, вот,   дальше – с регионального уровня на районный, – мы не шагнули (такие же отношения должны быть выстроены). Например, там есть софинансирование 100%. 70% – центр,    25% – область и 5% – уходит на муниципалитет, а у нас пробел. Не работает поддержка  кооперативов на селе. Органы местного самоуправления опускают это, говорят, а это не наши полномочия – это минсельхоз. Получается, не умеют, и не хотят, – завершает председатель регионального некоммерческого партнёрства малого и среднего предпринимательства «Агросоюз» Раиса Гусева.

Ревизионные союзы

Отсутствие конструктивной работы наблюдается и со стороны многих председателей кооперативов. Согласно упомянутой ст. 31, п. 3 №193 ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации», каждый из них должен в обязательном порядке входить в один из  ревизионных союзов (по закону он создаётся по инициативе не менее 25 кооперативов, которые являются его учредителями – прим. ред.).

– Наша задача – ревсоюза, – рассказывает председатель «Агросоюза» Раиса  Гусева, – понимаете, как вам объяснить, у строителей есть саморегулируемая организация, которая контролирует их деятельность, так и у нас. Раньше кооперативы проверяла аудиторская организация, потом никто не проверял. Для этого создали «Агроконтроль» и «Аккор» (г. Москва) на уровне федерации – две саморегулируемые организации, которые создают ревсоюзы в регионах, – поясняет она. – Мы проверяем ведение бухгалтерского отчёта в кооперативах, ведь отчётность и бухучёт никто не ведёт. Никто даже не считает, во сколько обходится себестоимость продукции и т.д. Они по старинке работают, а когда к ним никто не лезет им ещё и лучше. Думают, что ревизоры начнут «копать». Цель та другая, первое, – это защита прав членов кооператива, чтобы руководство кооператива не обманывало членов кооператива по прибыли, по выплате дивидендов и т.д., второе, чтобы правильно велась налоговая отчётность, потому что вдруг придёт налоговая проверять и если они найдут ошибки мало не покажется, особенно, в том состоянии, в котором они сейчас. После наших ревизий кооператив сидит спокойно. Когда мы проводим ревизии, мы учим бухгалтеров кооперативов. Они постоянно с нами на связи, у них появляются вопросы, мы оказываем им консультационную помощь. Те, кто не состоит в ревсоюзе, они воспринимают нас как контролирующий орган, – объясняет председатель.

Интересно и то, что получатели грантов по федеральной программе в 2016 году (кооперативы «Наш продукт», «Загорское» и «Овощи Калининграда» – 59,9 млн руб.) прошли конкурсный  отбор, не являясь членами ревизионного союза.

– Им, правда, сказано привести это в соответствие, – уточняет Раиса Гусева. – В условиях этого не было, и в федеральных условиях потому, что – это закон, и если кооператив не является членом ревсоюза, он вообще не имеет права осуществлять хозяйственную деятельность, – пояснила она.

Отметим, что многие кооперативы не платят и членские взносы в ревизионный союз. Небольшие деньги воспринимаются лишними тратами.

– У нас есть кооператив один, они к кому только не обращался, не могли разобраться с членами кооператива, кто вышел, не могли решить вопросы пока не обратились к нам, – отмечает специалист. – Не понимают. Ревизия – не страшное мероприятие, а всё потому, что неблагополучно с уплатой налогов, неправильно показывает прибыль, начинаем влезать, это выходит наружу, все хотят уйти в тень. Но  мы пишем коротенькое, определённого содержания заключение чего нет, а сам акт делается для председателя, чтобы он устранил недостатки, и не было проблем при проверке налоговой, прокуратуры, – объяснила она.

О работе и существовании ревизионного союза вспоминают тогда, когда кооперативу нужен кредит, ведь обязательным условием для его получения в «Россельхозбанке» необходимо выполнение ст. 31, п. 3.

Преимущества

Основная задача кооператива – помочь людям «в низах» получить доход с продукции, которую они производят.

– В посёлках собрать в кучу и распространять, – беседуем мы.

– Да, потому, что мелочь, которая у нас есть ЛПХ, К(Ф)Х – их тысячи, продукция никуда не сбывается и им очень трудно в сети супермаркетов войти, сетям же не интересно заключать договора с маленькими поставщиками, а в кооперативе можно сформировать объёмы, можно и цену диктовать, объёмы регулировать и знать куда сбывать, – рассказывает Раиса Гусева. – У нас была проблема в области, картошку было некуда девать или молоко пропадает, козоводы наплодили стадо, – продолжает председатель.

img_9588

Усадьба «Лесной хуторок» в п. Разино, Гурьевского района | ЛПХ Мидянко

Процесс образования кооператива не сложный: создаётся инициативная группа – звонок в ревизионный союз – методические рекомендации – проводится собрание – готовится устав, и пакет документов подаётся на регистрацию.

– Проблема в том, чтобы он функционировал, – подчёркивает специалист, –  потому, что люди, как правило, объединились: взносы мизерные, базы материальной нет, чтобы получить льготный кредит – такой в банке есть (правда, сейчас работает   программа для вновь созданных кооперативов), там всё равно куча нюансов, которые      не дают возможность его получить: нет оборота – первое; чтобы были обороты, нужна база – второе. Без поддержки государства в залог им нечего дать, поэтому вопрос упирается в передачу имущества органами местного самоуправления, – напоминает она.

– Лучше брать грант как начинающий фермер, а потом объединяться?

– Конечно! Они закупили на грант технику: трактор, комбайн, чтобы полностью его загрузить, чтобы себя окупал, сколько нужно тысяч гектар? Получается, комбайн   загружен на 30% и это ложится на себестоимость продукции, а зачем это делать? Вы – начинающий фермер, определились, сколько вас рядом, один покупает – одно, второй – второе, третий – третье, а уже дальше объединились в кооператив, и комбайн    может работать на всех. Трактор – может косить, пахать для всех и цены тогда, соответственно, меньше. А другие вопросы: содержание ветврача на кооператив, осеменение, пока приедут, или покупаем на кооператив семена картофеля – для всех, оптом, т.е. мы имеем скидку – эти вопросы не работают, каждый покупает себе в отдельности, и каждому это обходится дороже на 30-40%, чем это было бы через кооператив, – объясняет структуру специалист.

С целью определить количество производимой продукции в кооперативе необходимо заключить договора.

– Говорим им, давайте заключим. Никто на заключение не идёт. Потому что они начинают, а «вдруг мы не вырастим». Хорошо, заключите договор на самый минимум, который обязательно вырастет – 200-300 кг картофеля, будем знать, сколько у вас есть. Сетям нужно стабильное количество продукции – постоянно, – продолжает диалог руководитель ревизионного союза.

Вторым вариантом сбыта становится создание собственного кооперативного рынка (попытка фермеров открыть свои магазины провалилась, т.к. они не смогли обеспечить должный объём и ассортимент – прим. ред.).

Единственным кооперативом в области, которые имеет долгосрочные договора с супермаркетами является СПК «Коляда» (г. Славск). Он занимается производством лучших в области колбасных изделий.

%d1%86%d1%8b%d0%bc%d0%b1%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%b9            – Я считаю, что для сельского хозяйства кооперация нужна как воздух – она необходима и для работы в самом «низу», – рассказывает председатель сельскохозяйственного потребительского кооператива «Коляда» Павел Цымбалий, – второе, при продаже, – кооперативу намного легче разговаривать с торговыми сетями, если своих магазинов нет. Для того, чтобы туда вклинится мы занимались торговлей в маленьких магазинах, а до маленьких – занимались прямыми продажами: мы ездили по предприятиями, был график посещения школ, приезжали в банки, по таможням, мы приблизительно знали, когда у людей з/п или аванс и приезжали, – делится опытом руководитель.

Кооператив «Коляда» появился в 1997 году и сегодня в него входят восемь участников – два К(Ф)Х, два ЛПХ и др. Идеей тех лет, был план объединить всех сельхозпроизводителей в районе: сложились, сделали переработку – и выпало звено «перекупщиков», но реализовать задумку не захотели.

– Мы создавались по образу и подобию обыкновенного колхоза, – продолжает Павел Иванович, – ведь кооперация та была придумана в годы становления советской власти – была очень хорошая задумка, но, к счастью, она была провалена потому, что была усечённая: если необходимо было государству зерно, оно выгребало всё, несмотря на то, что собственниками были колхозники, – погружается в историю председатель. –  Наш кооператив мы делали на пустом месте, не заполучив в его ряды ни одного сельхозтоваропроизводителя. В дальнейшем нам пришлось идти изнутри, т.е. члены кооператива становились К(Ф)Х. Теперь мы имеем возможность получать себе сырьё на переработку. У двух членов кооператива – коровы, они занимаются производством молока, а бычков, тёлочек сдают в кооператив.

Процесс объединения техники в кооперативе может привести к знакомой ситуации, когда каждому из фермеров нужны корма.

– Допустим, два фермера решили объединить свою технику, – моделирует собеседник, – если тот держит коров, и тот, и этому надо сено, и этому, а стоит плохая погода. Крутили, крутили и встали – сыро. Вышло три солнечных дня, кто из них возьмёт косилку: «Я! Мне надо!» И тут нужно идти немножко дальше…

Михаил Хованский (первый заместитель министра по сельскому хозяйству Калининградской обл. – прим. ред.) не раз говорил о задумке возродить советские механизированные МТС (машинно-тракторные станции 1928-1958 гг.)*, которые имели комплект тракторов, машин, косилок, комбайнов и могли оперативно работать между хозяйствами.

– В этом случае было бы хорошо объединить технику, т.к. хозяин уже не влияет на то, что мне надо вперёд скосить, а не соседу, – говорит собеседник.

Примечательно, что советскую модель машинно-тракторных станций, которые обслуживали и осуществляли ремонт тракторов, комбайнов, и сдавали их в аренду «колхозам» сегодня полностью скопировали и перенесли в Дании, Германии, США и др. странах. 

*в настоящее время в связи с тяжелым финансовым положением многих сельхозпредприятий, а также развитием малых фермерских хозяйств вновь возникла потребность в машинно-тракторных станциях, ряд фирм и компаний предлагают хозяйствам услуги по сезонной аренде дорогой техники.

Пайщики предприятия «Коляда» производит 4-5 тонн колбасы в сутки. 90-92% сырья  говядины приходится закупать со стороны населения, а 8% – это от членов кооператива.      На содержание «своего» поголовья необходимо одна тысяча тонн кормов в год.

– Главный инженер в кооперативе – начинающий фермер, – рассказывает Павел Цымбалий, – вместе с тем он занимается заготовкой кормов, мы с ним вступили в кооперацию. Он заготавливает, у меня поголовье – я скармливаю, то есть между собой мы решаем – это надо посеять, это  надо накосить. У него есть три трактора  и у меня один, ещё комбайн, получается близкая сцепка, всё прекрасно вписалось, – объяснил он.

Кооперация позволяет пайщикам покупать оптом семена, химические средства защиты, удобрения и мн. др.

– Можно получить практически 100% субсидии ставки рефинансирования. Например, если она 12%, а ты получил кредит у коммерческого банка под 18%, то тебе предстоит выплачивать только 6%. Выгодно? Это для сельского хозяйства, а если ты занимаешься торговлей – не получишь, – перечисляет преимущества председатель кооператива «Коляда» Павел Цымбалий.

Собеседник не забывает упомянуть и о пользе работы ревизионного союза. От председателя регионального некоммерческого партнёрства малого и среднего предпринимательства «Агросоюз» Раисы Гусева аграрий получает консультации и справочную информацию из первых рук, имеет преференции по цене на аудит и возможность принять участие в поездках в Польшу, Данию (31 августа – 2 сентября 2016 г. в рамках выставки «Агрорусь» пройдёт четвёртый всероссийский съезд кооперативов в г. Санкт-Петербурге) и др.

– Это союз организует, а поехать посмотреть многого стоит. Вот, поехали в Польшу, кто тебя впустит на предприятие – никто, а они договариваются с такими же союзами там, – говорит Цымбалий. – Приезжают и немцы, главное, – улыбается он, –  учат нас тому, что они переняли у советской системы, взяли хорошее, развили, и оно им служит, а у нас этого нет. Вот, Дания, мы ездили в 2003 году, – кооператив создан фермерами, которые производят молоко. Они обязаны его сдавать кооперативу, кооператив производит творог, сыры и продаёт – прекрасно живут! Всё! У них цепочка замкнулась от поля до прилавка, единственное, чего у них нет – магазинов своих, – рассказал славский аграрий.

Информационная работа

В период ввода антироссийских продуктовых санкций предприниматели региона заявляли, что в кооперацию их «никто не ведёт» и продавать свою продукцию удаётся лишь «с машин». Организовать и курировать тему, по их мнению, должно было региональное министерство сельского хозяйства. Однако, вопросы кооперации, прежде всего, начинаются с желания аграриев работать в команде.

– Самое главное, – подчёркивает председатель регионального некоммерческого партнёрства малого и среднего предпринимательства «Агросоюз» Раиса Гусева, –  чтобы люди доверяли друг другу. И они понимали, что они создают этот кооператив не для главы района, не для губернатора, а делают для себя. Это хорошо, что государство у нас повернулось к сельскому хозяйству, и поддерживает – начинающие, семейные фермы, кооперативы, раньше не было этого, – говорит она.

Информирование населения «в низах» является, также, одной из главных и не  исполняющихся задач местными органами власти. О необходимости вести подобные работы говорили и на первом всероссийском съезде сельских кооперативов 21-22 марта в 2013 году (г. Санкт-Петербург).

– Работа с населением не ведётся вообще, – констатирует Павел Цымбалий.

– Были такие рекомендации, чтобы в региональных минсельхозах, в управлениях по сельскому хозяйству районов, иметь специальные отделы по вопросам кооперации, специалистов, и спускаться до поселений потому, что вопросы кооперации, и, то как организованы они на местах, для сельских администраций очень важны – это источник пополнения местного бюджета, – говорит Раиса Гусева, – если кооператив работаёт и  даёт возможность заниматься людям – это отчисления в бюджет, налоги, но у нас это не работает, – знает она.

Кооперативное движение не ограничивается сельским хозяйством. Так, в Саратовской области кооперативам передают вопросы, связанные с коммунальным обеспечением: ремонт домов, квартир, крыш и т.д.

– Мы в Гусевском районе прорабатывали этот вопрос – передайте имущество, которое у вас, кооперативу, он может и огороды пахать людям, дрова возить, осуществлять ремонт водопровода, когда нет сельхозработ. МУПы никогда не получат льготные кредиты, которые может получить кооператив. Они существуют за счёт     тарифа от населения и администрация даёт. А госимущество, которое власть может передать в качестве пая кооперативу, не только сохранится, его можно увеличить! – говорит председатель «Агросоюза» Раиса Гусева.  – У нас вообще этот механизм не отлажен, когда надо имущество требуют высокую арендную плату. Но эти вопросы можно решать без денег – дайте оборудованием, дайте на срок, дайте на льготную   аренду, в оперативное управление – много форм, а потом кооперативы начнут…

Несмотря на работу агентства по управлению государственным имуществом в Калининградской области, причины «тормоза» кооперации скрываются и в головах людей.

– Фермеры должны сами дойти до того, что им нужно развиваться, – считает ведущий консультант отдела развития агропромышленного комплекса Министерства сельского хозяйства Калининградской области Елена Домантская. – Объединить их сложно, для этого много разъяснительной работы нужно провести. Загнать человека в кооператив, мы, как исполнительная власть, не можем, мы вообще не имеем права вмешиваться в их хозяйственную деятельность. Создали кооператив – мы с ними будем работать, – отметила она.

Положительные примеры развития кооперации, как утверждают специалисты, необходимо регулярно демонстрировать со страниц газет и периодических изданий. Трансляция опыта из других регионов также важна. Учиться, учиться и ещё раз учиться! И, главное, – кадры, они решают всё.

Текст, фото — Дмитрий Сабирин  

#аналитика Сельский туризм: об опыте и новом заработке в деревенской глуши (фото)

Школа, почта, медпункт – список мест, где едва трудоустроится сельский житель. Разрушение посёлков и отток населения в города, для оставшихся в деревне, настоящая трагедия. Попытки изменить положение дел предприняли в Полесском районе. Там население организовали и вовлекли в проекты «Вода, природа и люди в исчезающем ландшафте» и «Искры надежд для российских деревень» (программы предоставляют гранты от 80 до 250 тыс. руб. на развитие сельского туризма – Прим. ред.) О том, как натуральные продукты набирают популярность, а городские жители потянулись к природе – коровам, козам, хохлатым уткам, кроликам и цесаркам – рассказывают владельцы хуторов, туроператоры и органы власти.  

img_0924

Полесский район – есть, что показать, есть на что посмотреть…

Сельский туризм – это форма малого семейного бизнеса, который направлен на производство в домашних условиях экологически чистых продуктов, возможности оставить гостей на ночлег и предложить им варианты досуга (баня, рыбалка, катание на лошадях, обед/ ужин и мн. др. – Прим. ред.) Агро- и экотуризм пришёл к нам из Европы. В 80-е годы в цивилизованных странах (Франция, Италия, Голландия, Швеция), произошёл аграрный кризис, а сельское население стало массово переезжать в города. Государственная политика стала преследовать цель остановить вымирание сельских районов: сохранить культурное наследие, самобытность и дать современным крестьянам возможность работать. Для реализации поставленных задач заграницей организовали людей, написали соответствующее законодательство и наладили господдержу (налоговые льготы, дотации, реклама усадеб/ охотничьих домов и т.д.) Отметим сразу, что в российских условиях такой поддержки не существует, но, как и много лет назад европейцы начинали «снизу».

Поддержка  

Российский рынок сельского туризма находится на самом начальном этапе своего развития, но при этом обладает серьёзным потенциалом: реки, озёра, леса, природные заказники и мн. др. Так, интерес к сельскому туризму сегодня проявляют около 2% россиян, а иностранные туристы – 30%. При этом на федеральном (ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы и на период 2020 года) и региональном уровне («Социально-экономическое развитие Калининградской области до 2020 года») отсутствуют упоминания о развитии самой отрасли: нет налоговых льгот, стандартов и правил для ведения подобного бизнеса.

В 2000 году «О туристической деятельности в Калининградской области» пытались узаконить понятие «экологический» и «сельский туризм», а также в ст. 16 ввести 50% налоговых льгот для владельцев гостиниц на селе, объектов общепита и развлечений; и ст. 17 – предусматривала льготы туроператорам, занимающимся  оказанием услуг в сельской местности (позже данные статьи отменили – Прим. ред.)  Помимо прочего в теме агротуризма отсутствует и финансовая поддержка со стороны государства. – Напрямую нет субсидий, я скажу так, непосредственно на поддержку агротуризма в России и Калининградской области их нет, – ответил по телефону заместитель министра по туризму Калининградской области Сергей Кузнецов.

Отметим, что в правительстве области также отсутствует и понимание того, какое ведомство должно курировать поддержку сельского туризма (Минтуризм, Минсельхоз, Минпромторг и пр.) Единственная помощь, которую готов оказать Минтуризм заключается в   субсидировании 95% понесённых затрат на классификацию средств размещения в     новой гостинице. Вместе с тем, как сообщили в министерстве в рамках Госпрограммы Калининградской области №993 «Туризм» от 24.12.2013 г. чиновники включились в реализацию проекта «Общенациональная система подготовки и повышения  квалификации специалистов индустрии туризма». В 2015 году за счёт средств федерального бюджета на курсы повышения квалификации направили 58 специалистов (от линейного персонала до руководителей). В 2016 году подобных заявок на обучение стало более 480 человек. Как утверждают в министерстве, активность со стороны представителей сельского туризма совсем невысокая, а сама структура проводит разъяснительную и информационную работу.

– Министерство сельского хозяйства по своей сути поддерживает только тех, кто занимается сельхозпроизводством. Туризмом, агротуризмом у нас занимается Министерство по туризму, – демонстрирует разногласия в теме ведущий консультант отдела по развитию агропромышленного комплекса Минсельхоза Калининградской области Елена Доманская. – Оказанием услуг сельского туризма фермеры могут заниматься дополнительно, вкладывая средства, которые они зарабатывают, только так. Если мы говорим о предпринимателе, который имеют ночлег, например, люди к нему приехали в деревню, посмотрели корову, пошли в сад, пожалуйста, мы только рады  этому, если он найдёт возможность дополнительного заработка, – пояснила специалист.

Поддержку на развитие экотуризма предлагают поискать в региональном Фонде поддержки предпринимательства и Фонде микрофинансирования (до 1 млн руб. под 10% годовых – прим. ред.), а также Министерстве по промышленной политике, развитию предпринимательства и торговли Калининградской области (от 1,5 до 7 млн  руб. на различные цели – Прим. ред.), однако, как сообщили в данных структурах, проекты на рассмотрение по сельскому туризму за все годы к ним не поступали.

Несмотря на всё вышеперечисленное, одной из главных задач для развития экологического туризма является информирование и тесная работа «в низах» с инициативными  жителями. Таким опытом готова поделиться лишь одна районная администрация в области.

Полесск туристический

– Сейчас появился новый проект, – рассказывает главный специалист отдела по делам молодёжи, спорта, туризма и культуры администрации «Полесского муниципального района» Елена Иванова. – Мы сотрудничаем с ЭкоЦентром «Заповедники» (г. Москва) – это наши партнёры совместно с Европейским союзом, мы подписали на реализацию проект «Искры надежд для российских деревень». Он с 2014 года в августе подходит к своему логическому завершению. Целью этого проекта было создание территориально-общественных самоуправлений, – говорит она.Международные проекты в регионе стали главным инструментом подготовки кадров и надеждой развития сельского туризма. Проект «Вода, природа и люди в исчезающем ландшафте. Развитие устойчивого сельского туризма в России и Белоруссии» в  Полесском районе осуществлялся при финансовой поддержке Европейского союза. С  2012 по 2014 год в нём было разыграно 15 грантов на общую сумму 3 млн руб. (бюджет одного проекта составлял до 250 тыс. руб. – прим. ред.). Благодаря программе район обзавёлся туристической навигацией, адресом в интернете и стал родоначальником появления сельских усадеб «Долина озёр», «Красная мельница», «Гильге», агротуристических ферм «Пони-кони», «Козий двор», базы отдыха «Особенности полесской рыбалки», экологических троп «В гости к Лешему»,  «Сквозь листву», музея «Старая немецкая школа Вальдвинкель» и мн. др.

Именно создание «ТОСов», которые предусматривает ст. 27 №131 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления», стали главной формой организации граждан в сельской местности.

– Это сейчас очень модная тема. Люди самоорганизовываются, – добавляет начальник отдела по делам молодёжи, спорта, туризма и культуры администрации «Полесского муниципального района» Дарья Куцая. – Закрепляются на определённой территории, на которой они проживают и следят за порядком. Например, в посёлке Заливино проект «Чистый берег», жители посёлка окружены водой, выхода к ней нет, чтобы отдохнуть, позагорать, всё заросло. Они решили сделать зону отдыха, собрались на общественных началах, написали проект, нас поддержали, выделились на это деньги. Нужно было оформить заявку, обосновать её, написать смету. «Искры надежд для российских деревень» в общем объёме предоставили нам 3 млн рублей. «Чистый берег» получил 87 тыс. руб. (обязательно софинансирование – 30% – прим. ред.), некоторые 100 тыс. руб., получили, но не больше 110 тыс. руб., – добавляет она.

Работа ЭкоЦентра «Заповедники» и администрации «Полесского муниципального района» с населением  позволили воплотить сельскую мечту в жизнь. О предыстории и желании заниматься сельским туризмом рассказал нам участник проекта «Искры     надежд для российских деревень» и владелец агротуристической фермы «Пони-кони» в посёлке Беломорское, Вадим Лавриченко:

%d0%b2%d0%b0%d0%b4%d0%b8%d0%bc-%d0%bb%d0%b0%d0%b2%d1%80%d0%b8%d1%87%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be

– Первым делом необходимо организовать сельское население, чтобы они занимались делом, – объясняет он. – Раньше в посёлке очаг культуры, какой был, главный,  школа, а сейчас и этого нет, никакой инфраструктуры, просто хутора, пьяное население и дети, которые ничего не видят, – делится он. – В 2002 году была идея заниматься сельским туризмом. Я поездил по Европе, был в Голландии, Польше, Швеции, Белоруссии по проекту «Вода, природа и люди в исчезающем ландшафте». В том году мы даже создали собственную ассоциацию (опыт Польши, Литвы, Белоруссии показал, что создание ассоциаций на ранней стадии существенно ускоряет процесс развития сельского туризма и продвигает льготные правовые условия – прим. ред.). У нас даже был свой фонд, но руководитель проекта скончалась, проект загнулся, – рассказывает Вадим Лавриченко. – Была инициативная группа, нас пригласила администрация, мы взяли людей, которым интересен сельский туризм, мы провели семинар, и потекла работа: сначала люди учились писать проекты, потом, когда люди научились писать, они поехали по городам и весям, что называется. Поехали в ряд усадеб на территории Калининградской области, а потом заграницу в Германию, Голландию, Белоруссию, Литву. И мы везде в этом участвовали. Цель первого проекта была создать инфраструктуру, цель второго проекта – создание «ТОСов», чтобы люди на этих объектах себя задействовали, проводили мастер-классы по сыроварению, по гончарному искусству, создание кукол из сена, были гидами. Мы должны в непростое время дать заработать на объекте копейку нашим соседям, чтобы никто не оставался безучастным, поэтому мы живём со всеми дружно, – объяснил он.

– Контактный зоопарк, – рассказывает владелец фермы. – Мы начали это показывать, люди получают эмоции, дети тетёшкаются с кроликами маленькими,   трогают руками первое яйцо: «мама, посмотри, оно ещё тёплое, оно настоящее». Мы им рассказываем, что такое хлев, где живёт свинья со своим выводком, как это всё растёт, самый лучший урок по естествознанию! Мы им ещё дипломы и грамоты вручаем. Приезжают и ветераны – ностальгируют: «у моей бабушки была коза, я тоже доить умею». Они вкушают запахи навоза, такого в городе не найдёшь, им нравится, – делится Лавриченко.  Агротуристическая ферма «Кони-пони» появилась в 2007 году и начиналась с покупки пары лошадей, теперь их 24 (ганноверские, тракененские и проч.). В дальнейшем в хозяйстве появилась своя лама, пони, овцы, хохлатые утки, индюки, цесарки, куры (орловские, гамбурские, ситцевые и др.) и кролики (калифорнийский, бабочка, бельгийский фландер и т.д.).

За два года агротуристическую ферму посетило порядка 3 тыс. туристов. В сезон с мая по октябрь месяц двор посещают по 100 человек в день.

– Чтобы держаться на плаву, – продолжает фермер, – мы вынуждены заниматься производством: основное, мы занимаемся свиноводством – у нас десять свиноматок, туризм это не наша основная цель и не наша главная задача, это совсем небольшое дополнение для души. У нас есть натурпродукт свой – куриное яйцо, постоянно, мы продаём; яйца цесарок – королевский омлет из козьего молока и яйца цесарок ели? Крольчатина –  это на заказ, сезон забоя индюков наступает, вот, вам рождественская индюшка, можно заказать баранину, свинину, мы копчёности делаем сами – это в основном в осеннее время; козье молоко, коровье всё это мы продаём.

Контактный зоопарк требует 60 тонн кормов, на что уходит порядка 240 тыс. руб. Покататься на лошадях сюда едут из Черняховска, Гусева, Краснознаменска, услуга для детей обходится в 100 руб., взрослых – 150 руб.

Подъезд к усадьбе – шесть километров от города Полесск – действительно не самый лучший (гравийная дорога), нет возможности и оставить гостей на ночлег, но, в перспективе, идёт разговор и об этом. По гранту «Искры надежд для российских деревень» Вадим Лавриченко планирует возвести крытую беседку для приёма туристов,   а в разговоре о том, чтобы взять гранты со стороны регионального Минсельхоза по программе «Начинающий фермер» 1,5 млн руб. и «Развитие семейных и животноводческих ферм» 21,6 млн руб. относится скептически. По его словам министерство делает ставки на крупных товаропроизводителей, а мелкие фермы поддерживать не желает, к тому же есть обязательства: содержать большое количество земель, если, нет – штрафы. – Мы говорим, что надо развивать туризм, а, вот, инфраструктуру поддерживать наша администрация не имеет возможности, – обмолвился фермер. – Вот мы развиваем агротуризм так, зарабатываем на этом деньги и не являемся обузой никому, – завершает владелец.

Музей в деревне

Одной из интересных форм сельского туризма по программе «Искры надежд для российских деревень» стал проект реконструкции немецкой школы «Вальдвинкель» в посёлке Ильичёво Полесского района. О создании частного музея рассказала его владелица Инесса Наталич:

%d0%b8%d0%bd%d0%b5%d1%81%d1%81%d0%b0-%d0%bd%d0%b0%d1%82%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d1%87

– Здание школы было построено в 1890 году, – делится она. – Как немецкая школа до 1945 года существовала, потом она стала русской для советских детей. С 1946 по 1977 году. Тринадцать лет она стояла пустая за это время её разграбили, вот, моя мама (показывает фото на        стене – прим. ред.), которая преподавала немецкий язык, когда школа была ещё русской. В 1990-х годах наша область стала открыта для посещения немцев, и они стали  к нам приезжать, искать школу, где они раньше учились. В это время мы делали ремонт и так познакомились. Мы с ними поддерживали связь с бывшими учениками школы, переписка была. Четырнадцать раз они к нам приезжали. Мы когда чистили колодец, нашли колокольчик от этой школы, автобус приехал, вот, они были рады, когда его увидели! Вся информация от них, вот, они мне везут, – показывает тетради.

Владелец музея и по совместительству экскурсовод проводит уроки с экотуристами, погружая их в атмосферу былых времён: парты, тетради, грифеля, деревянная обувь, как обучали детей, что учили и как наказывали – обо всём этом ежедневно рассказывает Инесса Наталич.

             – Первые три года я бесплатно работала, кто кинет, не кинет денежку, – указывает она на благотворительный почтовый ящик. – Сейчас поток большой увеличился. В прошлом году зарегистрировала музей, ввела плату, теперь можно работать по перечислению. За этот год за шесть месяцев прошло 6 тыс. человек,  – отметила гид. Отметим, что по статистической информации специалистов отдела по делам молодёжи, спорта, туризма и культуры администрации «Полесского муниципального района» в   2015 году агротуристические фермы, усадьбы, базы отдыха и музеи муниципалитета посетили более 22 тыс. туристов.

Туроператор и рынок

Одной из важных составляющих развития сельского туристического бизнеса является реклама и доставка городских жителей на место досуга. Появление усадеб и различных зон отдыха в регионе приводит к появлению нового сектора экономики – внутренних туроператоров, которые развивают событийный туризм.

%d0%bd%d0%b0%d0%b4%d0%b8%d1%8f-%d0%b8%d1%81%d1%8b%d0%bf%d0%be%d0%b2%d0%b0

– Нам исполнилось два года, – рассказывает   руководитель турфирмы «Хобби-тур» Надия Исыпова, – мы начинали с собственной инициативы, никакой поддержки нам не оказывал. Была идея. Есть у меня коллега Виктория Корнева (в июне 2016 году победили с проектом «Народный экскурсовод» и стали Лауреатами премии «Гражданская инициатива» Алексея Кудрина в номинации «Духовное наследие» – прим. ред.), которая работала в Полесске. И, говорю, давай создадим такую структуру, причём, она не должна быть: посмотрите налево, посмотрите направо, тут всё разрушено, как жаль, что все умерли и т.д. Давай делать интересное увлекательное путешествие! Если Виштынецкое озеро в Нестеровском районе ещё      кого-то интересовало, город Гусев немного, то на Полесский район не шёл вообще никто. В 2014 году появились европейские гранты, начали строить усадьбы. Мы делали это в ущерб своим деньгам, своему времени. Всё лето мы ездили в ноль. Набрали группу пенсионеров, был минус, минус, потом ноль, и мы боялись ценовой политики, боялись увеличить цену, дорога дальняя. Мы искали совета, когда нашли, нам сказали: вы занялись тем, чем нужно, но дайте больше услуг и мы стали хорошо кормить, – повествует она. –  Теперь турист садится к нам в автобус, возвращается вечером и у     него инфаркт миокарда потому, что он получает такое количество информации, – делится Надия Исыпова.

Поток городских туристов в посёлки и хутора медленно пополняет бюджеты фермеров, стимулируя их на развитие сельских усадеб и общепита.

– Мы «раскрутили» полесский рыбный магазин 100%. Балтика. Рыбный край!    Там свежая, копчёная рыба, владельцы открыли кулинарию, а сейчас открыли кафе. Каждый раз мы завозим туда по 40-45 туристов, они рассказывают про этот волшебный магазин, – продолжает руководитель «Хобби-тур». – Для того, чтобы разработать маршрут мы пятьдесят раз проверяем его сами: где мы будем, что мы будем есть, как нас примут, то есть садимся в маленькую машинку и едем по области, ищем интересные места, знакомимся, договариваемся. Многие сомневались, ни раз к ним приходилось стучаться: «нам это не выгодно, не интересно, стоянки на два часа». Теперь они говорят, вы там, это, не вздумайте сменить маршрут, – улыбается она.

Рекламой для экотуристов в целом служит сарафанное радио и группы в социальных сетях.

– Привлечение новых клиентов самое непростое занятие, – объясняет Исыпова. – По 40 человек в автобусе едет – это хорошо. Всё зависит от погоды, мы не рейсовые автобусы. Наши туры пользуются большим спросом у калининградцев – они наши туристы, в семью из России приезжают гости и они их «сплавляют» нам, – заверяет она.

Всего в регионе официально зарегистрировано 220 турфирм, однако событийным туризмом (не более 24 часов – прим. ред.) по хуторам и сёлам занимаются первопроходцы из «Хобби-тур». Основные направлениями пока являются – город Славск (Свято-Елисаветинский женский монастырь), Полесск – школа «Вальдвинкель», озеро Виштынец и др. Цена экскурсии составляет 1950 руб. на весь день. За советом как развивать внутренний туризм к компании и владельцам некоторых усадеб обращался министр по туризму региона Андрей Ермак. Поступают предложения развивать маршруты в г. Пионерский, Железнодорожные и др., однако многое упирается в инфраструктуру.

По некоторым оценкам (точной статистики никто не приводит – прим. ред.) в области расположено 121 объект сельского туризма, однако многие из участников рынка стараются не афишировать предпринимательскую деятельность и оставаться в тени.

Причины «тормоза» индустрии «в низах» пока те же – недостаток информации, а с ней отсутствие инициативы и опыта.

Текст, фото – Дмитрий Сабирин