#аналитика Почему перестают выписывать районные газеты? | Тиражи местных изданий упали от 400 до 2,2 тыс. экземпляров (см. инфографику)

В регионе насчитывается двадцать две официальных районных газеты. Для жителей посёлков это единственный источник информации, из которого, можно узнать, что происходит в округе. Однако за последние годы их экономика и содержание сильно изменились – читать стало нечего. Население в русской глубинке, в целом, смотрит один телевизор, и, кто использует модем или роутер, узнаёт о некоторых событиях в интернете.   

Демография

По официальным данным на 1 января 2013 года за пределами областного центра проживало порядка 521,7 тыс. человек (по неофициальным около 313,1 тыс.) 67,5% от общего населения региона уехали на заработки в город Калининград. О том, как живут, оставшиеся на селе, почти ничего неизвестно – областные (центральные) газеты пишут для города, городские  порталы (сайты) – аналогично.

Информационная глушь      

Тираж 22 муниципальных газет три года назад составлял 41370 экземпляров, т.е. если разделить эту цифру на количество  проживающих в посёлках (313, 1 тыс. чел.), то уровень обеспечения информацией сельских семей составлял 13,2%.

– У нас в муниципалитетах 22 издания, – рассказывает председатель Ассоциации муниципальных газет Калининградской области Елена Бурова, – все они являются официальными публикаторами районных властей, освещают общественную и социальную жизнь.

Почти все районные газеты распространяются по подписке, но с каждым годом выписывать их переставали всё больше и больше читателей. Причин этому существует две.

Удорожание

Ранее, ежегодно правительство страны выделяло ФГУП «Почте России» по 3 млрд руб. субсидии на доставку газет и журналов в почтовые ящики россиян. С 1 апреля 2014 года эти деньги выделять перестали и, теперь, если читатель хочет получать газету «в дом»,    он оплачивает соответствующие услуги сам. Таким образом, стоимость подписки районных газет в области местами увеличилась от 50 до 100% (например, с 53 руб. до 112 руб. 50 коп. в месяц – прим. ред.) Рост тарифов предстояло ощутить и региональным СМИ. В результате многие любители прессы отказались, как от областных, так и от районных газет.

screenshot_4

Падение тиражей районных газет в области за два года произошло от 400 до 2,2 тыс. экз.

– Общая субсидия составляла 3 млрд руб., таковая была отменена, – обратились мы к заместителю директора по коммерции ФГУП «Почта России» по Калининградской области Сергею Николаеву. – Учитывая особенности доставки, она разная бывает – на разные доставочные пункты, участки, она может быть разной. Если говорить о конкретных цифрах, то доставка подорожала на 25-50%. Потери, естественно, в количестве подписчиков. Поэтому ситуация для газет не очень приятная, – заявил сотрудник управления.

Районным газетам уже приходится жить в новых условиях. О ситуации в своём округе рассказывает редактор газеты «Стветловские вести» (г. Светлый) Людмила Еремеева:

– Подписная стоимость газеты у нас подорожала на 50%. До момента отмены государственной субсидии у нас было 340 руб. за полугодие – из них 126 руб. цена доставки – она уже была высокая. Теперь услуга доставки дошла до 180 руб., и подписка на полугодие выросла до 400 руб. – это минимальная цена, мы уже её не повышаем, потому, что для наших пенсионеров цифра запредельная. У нас самая минимальная цена по сравнению с другими газетами. У некоторых повышение услуг доставки дошло до 100% и достигает 500-600 руб. за полугодие. Тираж нашей газеты был 2,8 тыс. экземпляров (2,1 тыс. экз. в 2016 году – прим. ред.). Для нашего маленького города нормальный тираж, каждая третья семья читала газету, – пояснила редактор.

Пиар и зависимость

Испытывая огромные трудности с финансированием, поддержать районные и областные газеты взялось государство. Но, как известно, кто стал платить деньги, тот и заказывает  музыку.

Отметим, что объём районных изданий колеблется от 4 до 32 полос, где половину занимает реклама, телепрограмма или официальный вестник. Как правило, соучредителями таких изданий являются администрации и коллективы редакций. Набравшись опыта у «коллег», главы районов не упускают случая использовать газеты      для собственного пиара. На страницах, ровно, как и на сайтах, появляются новости о погоде, субботниках, праздниках, что не отвечает реальным представлениям, чем занимаются государственные органы.

– Я не буду скрывать, мы поддерживаем районные газеты, – комментировал ситуацию экс-губернатор области Николай Цуканов, – согласно действующему федеральному законодательству мы обязаны это делать, поэтому правительство области делает это на постоянной основе, – говорил он.

Так, при среднем ежегодном бюджете районной редакции в 3,5 млн руб., ежегодно на существование газеты приходит около 300 тыс. руб. – из бюджета области, и более 1 млн  руб. из районной администрации.

Именно это «софинансирование» со стороны государства позволяет чиновникам диктовать содержание новостей для читателей.

screenshot_2

Миллионы рублей, которые тратит правительство области на освещение событий в положительном ключе (по итогам 2015 г. — Прим. ред.

Несмотря на всё это на положительный «имидж» в регионе в 2014 году было выделяло – 70 млн руб., а в 2015 году – 108,6 млн руб.    На этот счёт в 2014 году на федеральном уровне развернулась целая кампания по сокращению расходов на пиар власти (Владимир Путин поручил губернаторам урезать финансирование СМИ, а в Госдуме до сих разрабатывают законопроект, запрещающий властям пиариться за счёт бюджета – прим. ред.). Поправки на этот счёт в апреле 2016 года решали внести в ФЗ №8 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». При этом правительство считает целесообразным распространить указанный опыт и на органы местного самоуправления (расходование бюджетных средств на самопиар предполагают наказывать штрафом от 100 тыс. до 300 тыс. руб. или лишением свободы на срок до двух лет).

Видеть на страницах газет сплошную рекламу, а за окном – неприметную действительность стало второй причиной, по которой люди быстро отказались от районных и областных газет. Однако, и слышать от оппозиционных изданий, что всё плохо – стало тоже неинтересно. Народ страны перестал быть в центре внимания СМИ,  не верит чужой болтовне, а хочет – созидания, положительных примеров и действий.

  • 24 ноября, на заседании окружного Совета депутатов в «Славском городском округе» стало известно, что администрация потратила более 250 тыс. руб. на позитивные заказные телесюжеты о жизни района на ГТРК «Россия | Калининград»
  • в 2016 году на «поддержку» районной газеты «Славские новости» из местного и областного бюджета было выделено 1 млн 555 тыс. руб., в проект бюджета на 2017 год на эти цели закладывается 1 млн 768 тыс. рублей.

#аналитика Прибалтийские топи: как восстановить выработанные торфяники и создать сельское хозяйство и туризм на болотах?

О совместном проекте Минприроды Калининградской области и инвесторов из Германии и Нидерландов

В Калининградской области болота занимают около 6% её территории (0,8 тыс. км2 – Прим. ред.) В настоящее время многие из них разрушены в результате торфодобычи и мелиоративных работ. Наиболее ценными  остаются «Большое болото» (Черняховский район), «Кабанье болото» (Краснознаменский район), «Целау» (Правдинский   район), «Козье» и самое крупное в области и всей Европе «Большое Моховое болото» (Славский район). В 2012 году правительство региона с целью их защиты создало два крупных природных заказника «Дюнный» и «Громовский». О том, что происходит с польдерными угодьями и каким образом защищают и планируют развивать эти территории в материале газеты «Голос Народа России».

Пилотные проекты

6 октября, группа экологов и учёных из Московской, Нижегородской и Тверской области собралась в городе Владимире, чтобы провести   совещание на тему: «Восстановление торфяных болот в России в целях предотвращения пожаров и смягчений климата: результаты проекта и перспективы сотрудничества».

Мероприятие проводили при поддержке международной организации по сохранению водно-болотных угодий Wetlands International (Нидерланды), Фонда Михаэля Зуккова, университета Грайфсвальда (Германия) и Института Лесоведения РАН. Среди множества участников (заповедники Мордовский, Окский, Керженский и национальных парков – Прим. ред.), оказались и представители от Калининградской области, а именно,  национальный парк «Куршская коса» и экологическая организация  «Природное наследие».

В рамках мероприятия обсуждалось, что осушённые торфяники в России подвергаются пожарам и ветровой эрозии, в результате чего в землю поступает кислород, где происходит окисление углерода (он содержится в залежах торфа) – всё это выбрасывается в атмосферу; ещё больше      ускоряет этот процесс – пожары. Болотная экосистема служит своеобразными «лёгкими» для нашей планеты, которая удерживает в себе вредный углерод, потому её уничтожение стало одним из факторов,   который меняет климат на планете.

img_3565

Голландские и немецкие инвесторы продемонстрировали несколько пилотных проектов по восстановлению «мёртвых» болот в России (Московская, Тверская и Владимирская область – Прим. ред.) путём их вторичного заболачивания. Для этого специалисты перекрывают каналы осушительной системы, которые создавались для отвода воды при добыче торфа, после чего в почве возвращается способность удерживать влагу. Такая технология имеет и экономическую выгоду – на болоте появляется возможность заниматься растениеводством и лесоводством.

Ресурсы  

Торфяные месторождения в регионе занимают около 4%. В области их разведано более 300 штук, а добыча ведётся на 10. Общие запасы торфа  оценивают в 3 млрд куб. м или более 310 млн тонн.

На территории Славского района имеется пять крупных болот: полоса низинных черноольховых болот вдоль восточного побережья Куршского залива, болото «Козье», «Малое моховое», каждое из которых занимает площадь более 1 тыс. гектар. Самое крупное из них «Большое Моховое болото» (где находится природный заказник «Громовский» –   Прим. ред.), простирается на площади 4,9 тыс. гектар. По данным государственного учреждения «Природный парк «Виштынецкий», который управляет в районе природными заказниками «Дюнный» и «Громовский» на 1 января 2015 года на их территории обитает 421 – лось, 868 – косуль, 414 – лис, 681 – кабан, 108 – волков, более 1500 бобров и прочих видов животных. Как и на всех болотных экосистемах флора здесь включает в себя большое количество растений ягод: черника, голубика, водяника, клюква и редкая северная    ягода – морошка.

img_3550

Торфяники образуются путём неполного разложения мхов и древесины

Пятое болото «Моховое» к природным заказникам не относится, потому стало объектом будущее торфоразработки. В начале июля этого года стало известно, что Правительство Калининградской области за Постановлением №345 планирует провести аукцион на право пользование данным участком недр в 1,5 км от посёлка Майское. На «Моховом» площадью 627 га планируется добыть 2 млн тонн торфа. Как указано в документе, минимальный размер разового платежа за пользование участком недр составляет 5 млн руб.

– Болото формировалось не одну сотню лет, это неплохо сохранившийся участок природы, – рассказывает доцент, кандидат биологических наук Балтийского Федерального университета имени Иммануила Канта и руководитель экологической организации «Природное наследие» Максим Напреенко. – Насколько я знаю, оно осушалось, его можно восстановить, и мы могли бы стать пилотным регионом в этом направлении. Такие экосистемы активно восстанавливаются в Европе и Центральной России (в рамках программы «Восстановление торфяных   болот в России в целях предотвращения пожаров и смягчения изменений климата на 2011-2015 гг. – Прим. ред.), – говорит он.

Организация торфоразработок привычное дело, примерами здесь могут послужить болота в соседнем Полесском районе. Там уже потеряны   Агильское и Тарасовское торфоместорождение. Задовское месторождение в Славском районе, Бородинское в Краснознаменском, Подлиповое в Правдинском и Нестеровское в Нестеровском районе.

img_3451

Посёлок Громово в Славском районе, расположенный на возвышенности природного заказника «Громовский» в «Большом Моховом болоте»

– Вам стоит побывать на подобных выработках, чтобы увидеть, что происходит с природой после завершения добычи. На Задовском месторождении торф добывали более двадцати лет назад. Там до сегодняшнего дня не растёт даже трава,  – делится с нами краевед из города Славска Вячеслав Кенть.

Наиболее крупными потребителями калининградского торфа являются Голландия, Бельгия и Польша (прагматичные европейцы используют его в виде удобрения для рассады цветов, в качестве дезинфицирующих и противомикробных средств – наполнители туалетов для кошек, косметика, лечение кожных заболеваний и мн. др.) В нашей стране торфяное сырье известно как топливо. Несмотря на то, что самыми большими запасами  торфа в мире обладают Россия и Канада – 150-170 млрд тонн в каждой стране, сегодня его переработка в национальных интересах стремится к нулю. Несмотря на всё это российские учёные знают как творить из него чудеса: могут извлекать из торфа газ, производить гумусовый мелиорант – борется с опустыниванием земель и очищает радиоактивные почвы; делают водонепроницаемый бетон; абсорбент – помогает собирать разливы нефти; сорбенты, красители, битумы и мн. др.

Однако лабораторная практика и опыт извлечения и продажи ресурсов из земли пока не дошёл до исследований в сфере восстановления  выработанных болот. Помочь в этом предлагает мировое экологическое сообщество.

Биосферная территория

11-14 декабря, в Калининграде при поддержке Фонда Михаэля Зуккова по охране природы (Германия), коалиции «Чистая Балтика» и Министерства природных ресурсов и экологии Калининградской области прошёл семинар на тему: «Улучшение качества воды в реке Неман путём повторного заболачивания и разумного управления водно-болотными угодьями в бассейне реки».

На этот раз участники мероприятия из России, Литвы, Польши, Белоруссии, Нидерландов, Швеции, Финляндии и Германии предложили региону целый ряд экономических и экологических решений.

На семинаре рассмотрели виды направлений международного сотрудничества, все они нацелены на комплексное решение задач по развитию бассейна вдоль трансграничной реки Неман. Вице-президент российского комитета программы UNESCO «Человек и биосфера» Валерий Неронов предложил рассмотреть концепцию биосферного резервата на базе двух региональных ООПТ – заказников «Дюнный» и «Громовский». Принципиальное отличие биосферного резервата от других видов особо охраняемых природных территорий заключается в активном вовлечении в проект местного населения через создание «зоны сотрудничества».

– Здесь могут получить развитие формы малого бизнеса – от органического фермерства до экологического туризма, – рассказывает председатель межрегиональной экологической организации «Зелёный фронт» (г. Калининград) Олег Иванов. Биосферные резерваты, таким образом, выполняют не только природоохранную функцию, но и социально-экономическую, – делится он.

img_3595

Смотровая вышка на экологической тропе в «Большом Моховом болоте»

Второе направление – повторное заболачивание водно-болотных угодий. Здесь был представлен опыт коллег из Голландии, Германии и Швеции. Общий смысл – восстановление нарушенной экосистемы и адаптация к изменениям климата. Плюс, как вариант решения очистки сточных вод в малых населённых пунктах, создание очистных сооружений растительного типа. Такой опыт есть, как в Западных странах, так, например, и в Белорусссии.

Положительный опыт сотрудничества стран в трансграничных водных бассейнах (бассейн реки Одер Польша-Германия-Чехия и бассейн Днестра Украина-Молдова + Преднестровье – Прим. ред.) и участие общественности в управлении этими проектами позволяет говорить о применении такой концепции в бассейне Немана с участием НКО из Калининградской области, Белоруссии, Литвы и Польши.

– Работа в этом направлении уже началась, – продолжает Олег   Иванов, – участники семинара займутся разработкой своего видения развития бассейна Немана. Предварительное название документа «Neman Vision 2030», – прокомментировал председатель.

Готовым примером биосферной территории может стать территория, расположенная в Литве в Национальном парке дельты Немана.

– Она не называется как биосферная территория, – говорит руководитель «Природного наследия» Максим Напреенко, – но статус этой территории близок к ней. Там есть природные участки, места для посещения туристов, ведётся добыча рыбы, сельское хозяйство на польдерных землях, животноводство и охраняемые территории – заказники, да, и на одном болоте ведётся добыча торфа, – отмечает он. – В первую очередь нужно рассматривать, что мы хотим от нашей территории   получить: как мы будем поддерживать мелиоративную систему, как мы будем охранять природу, развивать туризм, – добавил эколог.

Для реализации комплексной идеи необходимо установить на территории особый режим управления и наладить совместную работу нескольких профильных министерств: Минсельхоз, Минтуризм и Минприроды Калининградской области.

Природные фильтры

Пока правительство региона лишь задумывается о разработке концепции, Министерство природных ресурсов и экологии Калининградской области  реализует полноценный проект.

Временно исполняющий обязанности министра Юрий Шитиков отметил,  что водный объект – река Неман, – как трансграничная артерия пересекает три государства – Белоруссию, Литву и Россию и основным источником её загрязнения остаётся сброс неочищенных сточных вод из городов, производственных и сельскохозяйственных предприятий.

– Около 14% сточных вод область сбрасывает [в Неман] без очистки. Это сточные воды малых населённых пунктов, и здесь стоит воспользоваться опытом наших европейских коллег и строить очистные сооружения растительного типа (искусственно создаётся болото, биогенные вещества проходят через камыш, ил, где вода очищается перед попаданием в трансграничные реки – Прим. ред.). Этот опыт необходимо продолжить и распространить на весь регион, – отметил Юрий Шитиков.

img_3540

Один из таких проектов в рамках сотрудничества с немецкими специалистами уже реализуется на территории Калининградской области.

– Подготовлены методические рекомендации, адаптированные к российским условиям по проектированию и строительству очистных сооружений растительного типа, – рассказывает заместитель начальника департамента окружающей среды и экологического надзора в Министерстве природных ресурсов и экологии области Юрий Сериков. – У нас уже выбрана площадка, определён объект, на котором мы хотим провести проектирование этих очистных сооружений. Сейчас работаем на этапе подготовки технического задания. Но, – отмечает он, – мы обсуждали на семинаре, что столкнулись с проблемой, которую необходимо решить. Проблема в том, что данная технология пока не включена в российский справочник общедоступных технологий, так как она не позволяет очистить    воду до показателей, установленных нашими российскими стандартами –  для наших водоёмов они достаточно жесткие, – говорит он.

Решить проблему планируют в 2019 году, когда в государстве будут вноситься изменения в федеральное законодательство, связанное со  строительством объектов наилучших общедоступных технологий, в том числе по очистке воды. В данный момент с иностранными инвесторами решено подготовить аналитический материал, где будут представлены данные о том, как функционирует огромное количество «природных фильтров» в странах Европы.

– Когда анализ будет подготовлен, потребуется подготовить заявку на включение данной технологии в российский справочник, это даст нам  зелёный свет, – пояснил Юрий Сериков.

Финансирование  

Фонд Михаэля Зуккова, представители коалиции «Чистая Балтика» и  Wetlands International – все готовы участвовать в реализации проекта по защите и использованию водно-болотных угодий в Славском районе Калининградской области.

– В деньгах проблемы нет, – делится руководитель «Природного наследия» Максим Напреенко, – главное, чтобы была гарантия и шаги со стороны наших властей. Необходимо, чтобы правительство региона показало: здесь мы хотим развивать восстановление болот на этой охраняемой территорией – мы готовы эту территорию выделить, здесь мы готовы выращивать биомассу, здесь – туризм, здесь – мелиорация, здесь – насосные станции. У каждого свои требования, это всегда при предоставлении грантовых средств. Всем нужно удостовериться, что  денежные средства не будут полностью растрачены. У иностранцев есть горький опыт, когда они выделяли средства, а они пропадали. Сейчас они более щепетильны в этих вопрос, общаются, смотрят на поведение властей. Наша власть, говорит, что это хорошая идея, что дальше – зависит они нас, – считает эколог.

Так, по итогам совещания в городе Владимире в направлении восстановления выработанных торфяников иностранцы готовы выделять средства на эти цели почти в полном объёме. На себя они готовы взять  большую часть работы – проектирование, выезд специалистов; от нас – требуется найти материалы, технику и оказать посильную помощь силами  местных отделений лесного хозяйства.

Калининградской области, где ведения сельского хозяйства сопряжено с высоким риском, в связи с возделыванием польдеров (по данным регионального управления «Калининградмелиоводхоз» на 1.01.16 г. 132 тыс. га леса и 186 тыс. га сельхозугодий в регионе ушли под воду – Прим. ред.) голландский и немецкий опыт будет весьма полезен.

Текст, фото — Дмитрий Сабирин

#аналитика Технология рыбалки: кто осуществляет рыбный промысел в заливе?

Куршский залив – место, где ежегодно добывают свыше 80 тыс. тонн рыбы. Подавляющая её часть уходит на продажу в большую Россию, а то, что поступает на местный рынок – 80% не имеет документов. Преступность в сфере добычи водных биологических ресурсов в регионе, 20 июня, обеспокоила и секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева. О несовершенном законодательстве в правилах рыболовства, браконьерах и появлении литовского осетра в наших водах рассказал руководитель регионального управления Росрыболовства Владимир Зарудный.

Статистика

Рыбопромысловый флот в регионе занимается промышленным ловом в четырёх крупных бассейнах – 26 подрайон Балтийского моря, Калининградский, Куршский залив и Виштинецкое озеро. В широких водах обитает до семнадцати видов промысловых рыб: традиционные – лещ, судак, щука, и морские – камбала, финта, корюшка и др.

Изучением сырьевой базы занимается Атлантический научно-исследовательского институт рыбного хозяйства и океанографии в Калининграде. Именно здесь ихтиологи определяют, сколько и какой рыбы разрешено выловить в предстоящий год.

– Они много и долго спорят, – делится руководитель регионального управления Росрыболовства Владимир Зарудный, – что включать в одуемые ресурсы. Это зависит от того какая рыба: проходная, полупроходная, обитает ли здесь, – отмечает он.

Освоение выделенных квот колеблется из года в год. Так, в Балтийском море в 2015 году разрешено было выловить 39113,5 т шпрот, но вылов составил 16662,3 т (42,6%). В 2016 из допустимых 33500 т выловили 24835,9 т, что составило 74,1%. Помимо прочего в 26 подрайоне ловят балтийскую сельдь (салаку) – 1986,4 т (данные приводятся по состоянию на 20.06.16 г.), речную камбалу – 463,6 т (38%), судака – 53 т (64%) и морскую камбалу – 5 т (21,7%). Совсем небольшое количество рыбы вылавливают на озере Виштынец. На 2016 год общий размер квот на все виды рыб составил здесь – 23,2 т, а вылов – всего 1 тонна (в их число входит европейская ряпушка и речной угорь – прим. ред.).

screenshot_2

В целом по региону в этом году общий размер квот составляет 79,6 тыс. т (среднедушевое потребление мяса рыбы составляет 29 кг на человека, а в среднем калининградцам необходимо 27 тыс. тонн рыбной продукции в год – прим. ред.). Пока, если верить официальной статистике, рыбаки вытащили на сушу более 39 тыс. тонн.

Всего в рыбном промысле существует три вида статистической отчётности, первая – промысловый журнал – это обязательный документ, который имеется у каждого индивидуального предпринимателя.

– Инспекция на местах осуществляет контроль, когда вы ставите орудие добычи, вы обязаны записать туда (в промысловый журнал – прим. ред.) весь улов. Видовой состав, количество, – рассказывает начальник отдела выдачи разрешений регионального  управления Росрыболовства Оксана Гладышева. – Есть другие виды отчётности. Каждые пять дней рыбаки в соответствии с промысловым журналом подают сюда в управление в виде телеграфного отправления сколько выловили и в тех объёмах, которые разрешены. Третий вид – государственная отчётность – раз в квартал, – поясняет она.

Между записью в промысловый журнал и выловом по факту существует тонкая грань, пожалуй, не один предприниматель не будет предельно честным.

– Это всё нарисовано, – не скрывает руководитель регионального Росрыболовства Владимир Зарудный, – знаете, как это работает. Они получают квоту и имеют общедопустимый улов, осваивают квоту, а своим бригадирам говорят, что выше квоты – ваше. Поэтому часто браконьерство глубоко интегрировано в сам промысел. На самом деле план – это то, что по квотам и то, что попадает в статистику, а то, что выше – это ваша зарплата, здесь тяжело бороться с этим злом, – объясняет Зарудный. 

 

Более интересным с технической точки зрения является момент остановки промысла. Например, в этом году допустимый вылов корюшки составил 299 тонн. После того как телеграфные сообщения предпринимателей «стеклись» в управление и достигли квоты необходимо «свернуть удочки».

Однако, как показывает статистика, корюшки в этом году выловили 453 тонны (151%) (516 тонн в прошлом – прим. ред.).

Баркасы

В региональном управлении Росрыболовства трудится около 80 человек. В этом году на пользование водными биологическими ресурсами здесь заключили 468 договоров, 69 сертификатов на уловы, а также, оформлено и выдано 273 разрешения.

Вылов в Куршском заливе осуществляют 14 организаций (ИП Альфимов, ИП Шилько, ИП Каваляускас, ООО «ЕвробалТур» и др. – прим. ред). По состоянию на 20.06.16 г. они выловили 111,6 тонн леща, 39,7 т – чехони, 34,1 – атлантической финты и проч. Самыми крупными и известными из них являются «Рыболовецкий колхоз им. Матросова» и «Рыболовецкий колхоз «Рыбак Балтики»». Как показывают отчёты первый и второй уже выловили 52,7 и 55 т леща, 69 и 84,6 т европейской корюшки и др.

Рыболовецкий флот в Калининградском (Вислинском) заливе насчитывает 18 предпринимателей (ООО «Залкин и К», ООО «Рыбка», ООО «Феникс плюс», ООО «Электр» и др.). Опираясь на данные статистики, которые в управление предоставляют они сами, больше всего в заливе добывают балтийскую сельдь (салаку) – общий итог по вылову на 20.06.16 г. составляет 2432,5 тонн. Лидером здесь является «Рыболовецкий колхоз «За Родину» – 1729,7 тонн салаки за первое полугодие.

– Право рыбака на вылов возникает при заключении договора с нашим терруправлением, срок заключается до одного года и на основании этого договора выдаётся разрешение любому желающему, – рассказывает Оксана Гладышева. – Договор бесплатный, разрешение стоит госпошлину, для индивидуального предпринимателя 350 рублей. Физическое лицо не может заниматься коммерческим видом деятельности. В законе о рыболовстве это прописано. Если человек хочет ловить, то всё через нас, – добавляет начальник отдела.

Как сообщает сотрудница управления ещё один вид уплаты – налоговый сбор. Несмотря на то, что рыба оговорена налоговым кодексом, естественно, не обходится без лукавств. При внесении 300 т в договор придётся за них заплатить, поэтому многие оформляют договор на 300 т, а в разрешение вносят 1 тонну.

Напомним, что недавно закончился запрет – с 20 апреля по 20 июня – на вылов рыбы. Интересен тот факт, что в нерест право ловить имеют предприниматели!

4

– Не считаю правила рыболовство вершиной законодательного творчества, – считает Владимир Зарудный, – запрет должен быть полным иначе это профанация, сетями имеют возможность ловить рыбу, а пенсионеры и отдыхающие – не имеют. Надо разрешить если один крючок, удилище, какой здесь ущерб природе. Здесь же с переловом идут баркасы и сетью «сороковкой» вылавливают всё, что большое, то есть ловят и судака, и леща, и плотву, прикрываясь разрешением, – пояснил он.

Преступление и наказание

Бороться с незаконным промыслом не так уж просто. О преступности в сфере добычи   водных биологических ресурсов, 20 июня, в Светлогорске заявил и секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев. В территориальном управлении Росрыболовства работают 27 инспекторов (максимальное количество 35 человек – прим. ред.). За шесть месяцев они провели 1643 надзорных мероприятия, из которых 239 – с полицией. По результатам рейдов к административной ответственности привлекли 1129 лиц (1064 физических, 15 юридических и 50 должностных – прим. ред.) 24 с признаками уголовной ответственности.

– Размеры штрафов и ущерба, к сожалению, маленькие, – вводит в курс дела заместитель руководителя регионального управления Росрыболовства Юрий Маслов. – Например, от 2 до 4 тыс. руб. – административный штраф, а за ущерб, лещ один – 25 рублей. Для сравнения в Литве 60 евро. Маленький большой – не важно. Сопоставьте! Мы ведём работу и на федеральном уровне и на областном. Губернатор Николай Цуканов своим распоряжением увеличил таксы на отдельные виды рыб, скажем так, подвластные ему. На федеральном уровне пока работа идёт, это тяжело делать – страна большая, – говорит он. Наказание браконьеров происходит максимально лояльно, причина тому – российское законодательство, бюрократия и решение правоохранительных органов.

Несмотря на то, что за первое полугодие у нарушителей было изъято и арестовано – 3220 орудий лова (из которых запретных сетных 532 единицы – прим ред.), 261 транспортное средство и около 2,5 тонн водных биоресурсов, общий размер наложенных штрафов на 20.06.16 г. составляет 4,5 млн руб.

– Законодательство такое, что с одной стороны мы должны всё изъятое вернуть, когда человек оплатил штраф, с другой стороны он просто не приходит, мы пишем ему письма, приходите, есть определённый срок хранения, мы их храним три года потом уничтожаем вместе с Росимуществом, – рассказывает Юрий Маслов. – Более того, человек попался, заплатил штраф 2 тыс. руб., у него изъяли сеть, он заплатил штраф. Мы обязаны сеть ему вернуть, пишем письма, расходуем бюджетные средства на почтовые расходы, он не приходит и, прежде чем сеть уничтожить, необходимо заказать экспертизу – заказать за деньги (!) и только после заключения, что эта сетка не может быть реализована, она обливается бензином и сжигается, – рассказывает он.

2

Бороться с теми, кто штрафы не оплачивает ещё сложнее. Единственное, что может территориальное управление – составить второй протокол по ст. 2025, на третий раз документы передаются в службу судебных приставов, однако чрезмерная загруженность федеральной структуры почти не обращает внимания на долги не менее 10 тыс. руб.

Благодаря бюрократическим процессам не работает и уголовное наказание – некоторые рыбаки не стесняются использовать на отдыхе электролов, химические и взрывчатые вещества.

– Механизм такой, – объясняет заместитель руководителя, – наши инспектора составляют протокол, начальник отдела рассматривает протокол, фиксирует элементы, которые подпадают под уголовное деяние и мы эти материалы направляем в полицию. Полиция может возбудить уголовное дело, может вернуть нам. Тонкая грань – это субъективный человеческий фактор. Всё это под надзором прокуратуры. К сожалению, бывает, что дело доходит до суда, полиция начинает работать, суд, виновный, вот, раскаиваюсь, виноват, у него там иждивенцы, он не судим и суд его освобождает от  ответственности – любой, – завершает он.

Наложение штрафов остаётся единственной действенной мерой. Так, из 4,5 млн руб. к середине года управление взыскивает 65%, под конец – 85%. Любому браконьеру легче заплатить 5 тыс. руб. и завтра выйти в море на промысел. Как считает руководитель территориального управления «здесь нужно сломать систему» и переходит к проблеме легализации лова ценных видов рыб – осетра, рыбца и угря. С каждым годом, благодаря работе литовских коллег в водах главного залива их становится всё больше, однако европейские опыт и российские действия идут вразрез с развитием отрасли в рыбном крае.

Текст – Дмитрий Сабирин

Фото – Филипп Ткаченко