О совместном проекте Минприроды Калининградской области и инвесторов из Германии и Нидерландов

В Калининградской области болота занимают около 6% её территории (0,8 тыс. км2 – Прим. ред.) В настоящее время многие из них разрушены в результате торфодобычи и мелиоративных работ. Наиболее ценными  остаются «Большое болото» (Черняховский район), «Кабанье болото» (Краснознаменский район), «Целау» (Правдинский   район), «Козье» и самое крупное в области и всей Европе «Большое Моховое болото» (Славский район). В 2012 году правительство региона с целью их защиты создало два крупных природных заказника «Дюнный» и «Громовский». О том, что происходит с польдерными угодьями и каким образом защищают и планируют развивать эти территории в материале газеты «Голос Народа России».

Пилотные проекты

6 октября, группа экологов и учёных из Московской, Нижегородской и Тверской области собралась в городе Владимире, чтобы провести   совещание на тему: «Восстановление торфяных болот в России в целях предотвращения пожаров и смягчений климата: результаты проекта и перспективы сотрудничества».

Мероприятие проводили при поддержке международной организации по сохранению водно-болотных угодий Wetlands International (Нидерланды), Фонда Михаэля Зуккова, университета Грайфсвальда (Германия) и Института Лесоведения РАН. Среди множества участников (заповедники Мордовский, Окский, Керженский и национальных парков – Прим. ред.), оказались и представители от Калининградской области, а именно,  национальный парк «Куршская коса» и экологическая организация  «Природное наследие».

В рамках мероприятия обсуждалось, что осушённые торфяники в России подвергаются пожарам и ветровой эрозии, в результате чего в землю поступает кислород, где происходит окисление углерода (он содержится в залежах торфа) – всё это выбрасывается в атмосферу; ещё больше      ускоряет этот процесс – пожары. Болотная экосистема служит своеобразными «лёгкими» для нашей планеты, которая удерживает в себе вредный углерод, потому её уничтожение стало одним из факторов,   который меняет климат на планете.

img_3565

Голландские и немецкие инвесторы продемонстрировали несколько пилотных проектов по восстановлению «мёртвых» болот в России (Московская, Тверская и Владимирская область – Прим. ред.) путём их вторичного заболачивания. Для этого специалисты перекрывают каналы осушительной системы, которые создавались для отвода воды при добыче торфа, после чего в почве возвращается способность удерживать влагу. Такая технология имеет и экономическую выгоду – на болоте появляется возможность заниматься растениеводством и лесоводством.

Ресурсы  

Торфяные месторождения в регионе занимают около 4%. В области их разведано более 300 штук, а добыча ведётся на 10. Общие запасы торфа  оценивают в 3 млрд куб. м или более 310 млн тонн.

На территории Славского района имеется пять крупных болот: полоса низинных черноольховых болот вдоль восточного побережья Куршского залива, болото «Козье», «Малое моховое», каждое из которых занимает площадь более 1 тыс. гектар. Самое крупное из них «Большое Моховое болото» (где находится природный заказник «Громовский» –   Прим. ред.), простирается на площади 4,9 тыс. гектар. По данным государственного учреждения «Природный парк «Виштынецкий», который управляет в районе природными заказниками «Дюнный» и «Громовский» на 1 января 2015 года на их территории обитает 421 – лось, 868 – косуль, 414 – лис, 681 – кабан, 108 – волков, более 1500 бобров и прочих видов животных. Как и на всех болотных экосистемах флора здесь включает в себя большое количество растений ягод: черника, голубика, водяника, клюква и редкая северная    ягода – морошка.

img_3550

Торфяники образуются путём неполного разложения мхов и древесины

Пятое болото «Моховое» к природным заказникам не относится, потому стало объектом будущее торфоразработки. В начале июля этого года стало известно, что Правительство Калининградской области за Постановлением №345 планирует провести аукцион на право пользование данным участком недр в 1,5 км от посёлка Майское. На «Моховом» площадью 627 га планируется добыть 2 млн тонн торфа. Как указано в документе, минимальный размер разового платежа за пользование участком недр составляет 5 млн руб.

– Болото формировалось не одну сотню лет, это неплохо сохранившийся участок природы, – рассказывает доцент, кандидат биологических наук Балтийского Федерального университета имени Иммануила Канта и руководитель экологической организации «Природное наследие» Максим Напреенко. – Насколько я знаю, оно осушалось, его можно восстановить, и мы могли бы стать пилотным регионом в этом направлении. Такие экосистемы активно восстанавливаются в Европе и Центральной России (в рамках программы «Восстановление торфяных   болот в России в целях предотвращения пожаров и смягчения изменений климата на 2011-2015 гг. – Прим. ред.), – говорит он.

Организация торфоразработок привычное дело, примерами здесь могут послужить болота в соседнем Полесском районе. Там уже потеряны   Агильское и Тарасовское торфоместорождение. Задовское месторождение в Славском районе, Бородинское в Краснознаменском, Подлиповое в Правдинском и Нестеровское в Нестеровском районе.

img_3451

Посёлок Громово в Славском районе, расположенный на возвышенности природного заказника «Громовский» в «Большом Моховом болоте»

– Вам стоит побывать на подобных выработках, чтобы увидеть, что происходит с природой после завершения добычи. На Задовском месторождении торф добывали более двадцати лет назад. Там до сегодняшнего дня не растёт даже трава,  – делится с нами краевед из города Славска Вячеслав Кенть.

Наиболее крупными потребителями калининградского торфа являются Голландия, Бельгия и Польша (прагматичные европейцы используют его в виде удобрения для рассады цветов, в качестве дезинфицирующих и противомикробных средств – наполнители туалетов для кошек, косметика, лечение кожных заболеваний и мн. др.) В нашей стране торфяное сырье известно как топливо. Несмотря на то, что самыми большими запасами  торфа в мире обладают Россия и Канада – 150-170 млрд тонн в каждой стране, сегодня его переработка в национальных интересах стремится к нулю. Несмотря на всё это российские учёные знают как творить из него чудеса: могут извлекать из торфа газ, производить гумусовый мелиорант – борется с опустыниванием земель и очищает радиоактивные почвы; делают водонепроницаемый бетон; абсорбент – помогает собирать разливы нефти; сорбенты, красители, битумы и мн. др.

Однако лабораторная практика и опыт извлечения и продажи ресурсов из земли пока не дошёл до исследований в сфере восстановления  выработанных болот. Помочь в этом предлагает мировое экологическое сообщество.

Биосферная территория

11-14 декабря, в Калининграде при поддержке Фонда Михаэля Зуккова по охране природы (Германия), коалиции «Чистая Балтика» и Министерства природных ресурсов и экологии Калининградской области прошёл семинар на тему: «Улучшение качества воды в реке Неман путём повторного заболачивания и разумного управления водно-болотными угодьями в бассейне реки».

На этот раз участники мероприятия из России, Литвы, Польши, Белоруссии, Нидерландов, Швеции, Финляндии и Германии предложили региону целый ряд экономических и экологических решений.

На семинаре рассмотрели виды направлений международного сотрудничества, все они нацелены на комплексное решение задач по развитию бассейна вдоль трансграничной реки Неман. Вице-президент российского комитета программы UNESCO «Человек и биосфера» Валерий Неронов предложил рассмотреть концепцию биосферного резервата на базе двух региональных ООПТ – заказников «Дюнный» и «Громовский». Принципиальное отличие биосферного резервата от других видов особо охраняемых природных территорий заключается в активном вовлечении в проект местного населения через создание «зоны сотрудничества».

– Здесь могут получить развитие формы малого бизнеса – от органического фермерства до экологического туризма, – рассказывает председатель межрегиональной экологической организации «Зелёный фронт» (г. Калининград) Олег Иванов. Биосферные резерваты, таким образом, выполняют не только природоохранную функцию, но и социально-экономическую, – делится он.

img_3595

Смотровая вышка на экологической тропе в «Большом Моховом болоте»

Второе направление – повторное заболачивание водно-болотных угодий. Здесь был представлен опыт коллег из Голландии, Германии и Швеции. Общий смысл – восстановление нарушенной экосистемы и адаптация к изменениям климата. Плюс, как вариант решения очистки сточных вод в малых населённых пунктах, создание очистных сооружений растительного типа. Такой опыт есть, как в Западных странах, так, например, и в Белорусссии.

Положительный опыт сотрудничества стран в трансграничных водных бассейнах (бассейн реки Одер Польша-Германия-Чехия и бассейн Днестра Украина-Молдова + Преднестровье – Прим. ред.) и участие общественности в управлении этими проектами позволяет говорить о применении такой концепции в бассейне Немана с участием НКО из Калининградской области, Белоруссии, Литвы и Польши.

– Работа в этом направлении уже началась, – продолжает Олег   Иванов, – участники семинара займутся разработкой своего видения развития бассейна Немана. Предварительное название документа «Neman Vision 2030», – прокомментировал председатель.

Готовым примером биосферной территории может стать территория, расположенная в Литве в Национальном парке дельты Немана.

– Она не называется как биосферная территория, – говорит руководитель «Природного наследия» Максим Напреенко, – но статус этой территории близок к ней. Там есть природные участки, места для посещения туристов, ведётся добыча рыбы, сельское хозяйство на польдерных землях, животноводство и охраняемые территории – заказники, да, и на одном болоте ведётся добыча торфа, – отмечает он. – В первую очередь нужно рассматривать, что мы хотим от нашей территории   получить: как мы будем поддерживать мелиоративную систему, как мы будем охранять природу, развивать туризм, – добавил эколог.

Для реализации комплексной идеи необходимо установить на территории особый режим управления и наладить совместную работу нескольких профильных министерств: Минсельхоз, Минтуризм и Минприроды Калининградской области.

Природные фильтры

Пока правительство региона лишь задумывается о разработке концепции, Министерство природных ресурсов и экологии Калининградской области  реализует полноценный проект.

Временно исполняющий обязанности министра Юрий Шитиков отметил,  что водный объект – река Неман, – как трансграничная артерия пересекает три государства – Белоруссию, Литву и Россию и основным источником её загрязнения остаётся сброс неочищенных сточных вод из городов, производственных и сельскохозяйственных предприятий.

– Около 14% сточных вод область сбрасывает [в Неман] без очистки. Это сточные воды малых населённых пунктов, и здесь стоит воспользоваться опытом наших европейских коллег и строить очистные сооружения растительного типа (искусственно создаётся болото, биогенные вещества проходят через камыш, ил, где вода очищается перед попаданием в трансграничные реки – Прим. ред.). Этот опыт необходимо продолжить и распространить на весь регион, – отметил Юрий Шитиков.

img_3540

Один из таких проектов в рамках сотрудничества с немецкими специалистами уже реализуется на территории Калининградской области.

– Подготовлены методические рекомендации, адаптированные к российским условиям по проектированию и строительству очистных сооружений растительного типа, – рассказывает заместитель начальника департамента окружающей среды и экологического надзора в Министерстве природных ресурсов и экологии области Юрий Сериков. – У нас уже выбрана площадка, определён объект, на котором мы хотим провести проектирование этих очистных сооружений. Сейчас работаем на этапе подготовки технического задания. Но, – отмечает он, – мы обсуждали на семинаре, что столкнулись с проблемой, которую необходимо решить. Проблема в том, что данная технология пока не включена в российский справочник общедоступных технологий, так как она не позволяет очистить    воду до показателей, установленных нашими российскими стандартами –  для наших водоёмов они достаточно жесткие, – говорит он.

Решить проблему планируют в 2019 году, когда в государстве будут вноситься изменения в федеральное законодательство, связанное со  строительством объектов наилучших общедоступных технологий, в том числе по очистке воды. В данный момент с иностранными инвесторами решено подготовить аналитический материал, где будут представлены данные о том, как функционирует огромное количество «природных фильтров» в странах Европы.

– Когда анализ будет подготовлен, потребуется подготовить заявку на включение данной технологии в российский справочник, это даст нам  зелёный свет, – пояснил Юрий Сериков.

Финансирование  

Фонд Михаэля Зуккова, представители коалиции «Чистая Балтика» и  Wetlands International – все готовы участвовать в реализации проекта по защите и использованию водно-болотных угодий в Славском районе Калининградской области.

– В деньгах проблемы нет, – делится руководитель «Природного наследия» Максим Напреенко, – главное, чтобы была гарантия и шаги со стороны наших властей. Необходимо, чтобы правительство региона показало: здесь мы хотим развивать восстановление болот на этой охраняемой территорией – мы готовы эту территорию выделить, здесь мы готовы выращивать биомассу, здесь – туризм, здесь – мелиорация, здесь – насосные станции. У каждого свои требования, это всегда при предоставлении грантовых средств. Всем нужно удостовериться, что  денежные средства не будут полностью растрачены. У иностранцев есть горький опыт, когда они выделяли средства, а они пропадали. Сейчас они более щепетильны в этих вопрос, общаются, смотрят на поведение властей. Наша власть, говорит, что это хорошая идея, что дальше – зависит они нас, – считает эколог.

Так, по итогам совещания в городе Владимире в направлении восстановления выработанных торфяников иностранцы готовы выделять средства на эти цели почти в полном объёме. На себя они готовы взять  большую часть работы – проектирование, выезд специалистов; от нас – требуется найти материалы, технику и оказать посильную помощь силами  местных отделений лесного хозяйства.

Калининградской области, где ведения сельского хозяйства сопряжено с высоким риском, в связи с возделыванием польдеров (по данным регионального управления «Калининградмелиоводхоз» на 1.01.16 г. 132 тыс. га леса и 186 тыс. га сельхозугодий в регионе ушли под воду – Прим. ред.) голландский и немецкий опыт будет весьма полезен.

Текст, фото — Дмитрий Сабирин