#аналитика Третий сектор: почему государство вкладывает деньги в развитие кооперации на селе?

Царская Россия в начале двадцатого века занимала первое место в мире по числу кооперативов (более 50 тыс., в которых состояло около 14 млн человек – прим. ред.). Владимир Ленин, позже, определил развитие кооперации основой социалистического общества. Опыт объединения мелких хозяйств для достижения простых целей – помощи друг другу, созданию рабочих мест и сбыта продукции, переняли европейские и американские страны. В советские годы перспективное движение задавили «колхозы», а у людей отбили желание к самоорганизации. Несмотря на то, что в Калининградской области в 2016 году в сельской местности осталось проживать 22% населения, личные подсобные и фермерские хозяйства (по данным муниципалитетов ЛПХ – 43,8 тыс.,  К(Ф)Х – 389) производят 97% – овощей, 90% – картофеля, 50% – молока, 25% – яиц и др. О проблемах реализации этой продукции, преимуществах объединения и отсутствии разъяснительной работы со специалистами и председателями кооперативов в материале газеты «Голос народа России».  

Региональная программа

В 2014 году пресса начала критиковать Минсельхоз России за то, что государство помогает лишь крупным агрохолдингам, а труд жителей посёлков и деревень никому не нужен. При всех проблемах в агропромышленном комплексе 21 апреля 2014 года в Волгограде президент РФ Владимир Путин и министр сельского хозяйства (тогда Николай Фёдоров – прим. ред.) предложили возродить жизнь на селе с помощью  кооперации – сотрудничества мелких аграриев между собой. В том же году профильное министерство разработало и утвердило ведомственную целевую программу «О развитии сельскохозяйственной кооперации на 2014-2017 годы и на период до 2020 года». Объём её финансирования из федерального бюджета в 2015 году составил – 400 млн руб., а в последующие годы по 1,5 трлн рублей. За разработку региональной версии программы взялись и министерства на местах.

Первые сельскохозяйственные кооперативы появились в 1820-1830-е гг. в Великобритании, стремясь улучшить положение рабочих. Владельцы хлебопекарен, мельниц, магазинов, мелкие фермеры и овощеводы объединялись, чтобы получить возможность закупать для себя сырьё по оптовым ценам.

Основной целью предприятия являлось не получение прибыли, а помощь, которую оказывали его члены друг другу, тем самым, снижая себестоимость своей продукции. Принцип кооператива заключался в том, что у одного пайщика – один голос и деньги (капитал) не сосредотачивались в одних руках.

Кооперативное движение в экономике, где нет ни государства, ни частника стало рассматриваться как «третья сила» и альтернатива частному и государственному производству (и было успешно в Германии, Италии, Франции, Швеции и др. странах).

В советской системе 1920-х гг. кооперативы стали просто «перекупщиками», которые собирали сырьё у крестьян и доставляли его госпромышленности, а в период коллективизации – «колхозы», – в которые силой сгоняли наших дедушек и бабушек, и силой отбирали у них всё производимое, окончательно ликвидировали перспективную модель, однако изображались как «вершина» кооперации (т.к. «колхозы», трудоустраивали каждого гражданина страны)

– Мы много лет – с 2009 года – добивались перед Минсельхозом РФ, чтобы такая программа была, – рассказывает председатель регионального некоммерческого партнёрства малого и среднего предпринимательства «Агросоюз» Раиса Гусева, – через РСО «Агроконтроль» (г. Москва), через ассоциацию фермерских хозяйств «Аккор», и в 2015 году такую программу с финансированием приняли. В нашей области программа появилась только в 2016 году, в прошлом, она реализовывалась в других регионах, а так как у нас в бюджете не было ничего – никакого софинансирования, поэтому она не работала, – пояснила председатель.

%d1%80%d0%b0%d0%b8%d1%81%d0%b0-%d0%b3%d1%83%d1%81%d0%b5%d0%b2%d0%b0

Председатель регионального некоммерческого партнёрства малого и среднего предпринимательства «Агросоюз» Раиса Гусева

С целью развития данного направления в регионе из областного бюджета на поддержку потребительских, перерабатывающих и сбытовых кооперативов выделили более 20 млн руб., а из федерального – 36 млн рублей.

%d0%bb%d1%8e%d1%82%d0%b0%d1%80%d0%b5%d0%b2%d0%b8%d1%87            – Это новое направление, – делится с нами министр сельского хозяйства Калининградской области Сергей Лютаревич. – Мы собрались с сельхозпроизводителями и пока что определили такие варианты, как сбор и обработка молока, хранение и переработка овощей, хранение и переработка ягод. Условия, я считаю, достаточно хорошие, мы можем компенсировать из федерального и областного бюджета до 60% от капитальных затрат. Если создадут кооператив, получат грант, в течение 18 месяцев они должны вложить деньги в этот бизнес. В кооперативе должно участвовать не менее десяти ЛПХ или К(Ф)Х. Объединяясь, сельские жители смогут и должны, по условиям программы, реализовать не менее 50% своей продукции, – ответил министр.

В целом по федеральной программе кооператив может получить до 70 млн рублей. Однако софинансировать 40% денежных средств своими силами многим получателям гранта пока нереально.

Первая пятилетка

Из многих вопросов по теме необходимо ответить на главный – почему президент и Минсельхоз РФ решили возрождать кооперацию в России? Напомним, что грантовые программы поддержки профильного министерства «Начинающий фермер» (по 1,5 млн руб. на человека) и «Развитие семейных и животноводческих ферм (по 21,6 млн руб.) действуют в стране с 2012 года. Так, за четыре года калининградским аграриям было предоставлено 177 грантов.

– Государство подошло к этому, мы дали фермерам деньги, теперь К(Ф)Х, ООО стало много и дальнейший путь их развития – это объединить их, для того, чтобы уравновесить рынок, чтобы была конкуренция не только по качеству продукции, а по цене, – обсуждает вопрос ведущий консультант отдела развития агропромышленного комплекса министерства сельского хозяйства Калининградской области Елена  Доманская. – Почему кооперативное движение развивается, а сейчас государственная поддержка будет ещё больше развиваться – т.к. кооперативы нужны, с ними легче работать потому, что это новые юридические лица, – говорит она.

Отметим, что сегодня в регионе около 300 фермеров (в 90-е гг. насчитывалось более 5  тыс. – прим. ред.) и финансовую поддержку от министерства получает по тридцать с лишним человек в год.

– Но дело в том, – отмечает председатель «Агросоюза» Раиса Гусева, – я    общалась с фермерами, у которых пять лет заканчиваются и они намерены закрывать К(Ф)Х. То есть эффективность, результат, который ожидали, что дальше они будут работать, не тот. И на комиссии уже вопросы поднимают: мы их наплодим, а через три года, когда они встанут на ноги, они скажут, куда это реализовывать? В 2017 году им будет по пять лет, тогда можно оценить результат, как они сработали, и, что дальше будет с этими хозяйствами. Они сейчас находятся в разных трудных условиях, которые без кооперации не решить. Им нужно переходить на следующий уровень – объединились, получили грант 20 млн руб., построили хранилища, переработка, реализация. Вот, яблоневые сады в области заложили (в 2015 году более 250 га – прим. ред.), им предстоит кооперироваться, везде будет одна и та же проблема, – уверена председатель.

img_9629

Михаил Хованский – первый заместитель министра по сельскому хозяйству – один из идеологов кооперации мелкотоварного производства в регионе, создания кооперативного рынка и возрождения машинно-тракторных станций (п. Космодемьянское, Гурьевский р-он | ИП Щеголькова)

Рост количества овощеводов, которые, к слову, выращивают одни и те же овощи: картошка, свекла, огурцы, помидоры – создали конкуренцию друг для друга. Кооперативное ядро, вокруг которого предлагают собрать ЛПХ, К(Ф)Х, могло бы урегулировать многие проблемы.

От населённых пунктов до субъектов  

В Калининградской области насчитывается более 40 кооперативов – старые, новые, производственные, потребительские. Касаемо первых, то это – бывшие «колхозы» и «совхозы», где люди должны работать и быть его членами; потребительские – объединения, куда входят ЛПХ, К(Ф)Х, просто граждане и другие юридические лица ОАО, ООО (по закону не более 2 тыс. (!) членов в каждом, они объединяются для решения общей проблемы – например, переработка молока, зерна и проч.)

– Дело в том, – продолжает председатель регионального некоммерческого партнёрства малого и среднего предпринимательства «Агросоюз» Раиса Гусева, – что в области кооперативы есть, но вопрос в том, что они не работают, а если и работают, то нарушают ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации». Их деятельность никем не контролируется, по закону каждый кооператив должен быть членом ревизионного союза (ст. 31, п. 3). У нас достаточно много таких – два десятка, которые осуществляют деятельность, но в ревсоюз (см. далее) не входят, – объясняет она.

Отметим, что в рассматриваемой теме существует несколько уровней кооперативов: первый – самый необходимый, чтобы замедлить процесс «вымирания» деревни и обеспечить селян работой, – создаётся на уровне посёлков, где люди живут и самоорганизуются (например, кто сдаёт надои «посредникам» в ОАО «Молоко» и др.); второй – уровень районов или области (такие создаются, чтобы привлечь больше  ресурсов и помочь нижестоящим кооперативам) и третий уровень – межрегиональные (имеются в г. Москве при «Абкорр» и др.).

Стоит отметить, что кооперативов первого уровня «в низах» в регионе, к сожалению,   нет, есть – между районами. О выходе на межрегиональный кооперативный рынок пока остаётся только говорить.

Госимущество

Первоочередной проблемой для создания кооператива является его материальная база. Получить грант без софинансирования (40% – прим. ред.) невозможно, а, потому, во многих регионах проработали варианты начальной поддержки юрлица.

– По посёлкам вообще нет кооперативов, – делится председатель «Агросоюза» Раиса Гусева, – почему это происходит, насколько я это изучала, проехала Татарстан, Чебоксары, Чувашию, Вологду, Астрахань, особенно в Башкирии – это хорошо развито. До сих пор в области только программу сделали финансовой поддержки, а ведь существует много других форм поддержки кооперации, – раскрывает она. – Минсельхоз РФ в методических рекомендациях давно рекомендовал субъектам РФ передавать имущество региональное, муниципальное, которое плохо используется или не используется кооперативам – в оперативное управление, в аренду, чтобы, когда кооперативы становились на ноги, они могли использовать его в качестве залога, а в последующем выкупать его, – поясняет она. – Например, есть бывший лесхоз (г. Краснознаменск). Его база. Там есть сбытовой кооператив, мы трижды обращались по этой теме, чтобы на базе лесхоза сделать базу кооператива, но её раздербанили, часть муниципалитету отдали, часть разграбили, разворовали. Обращались в правительство к Николаю Цуканову (экс-губернатор области – прим. ред.), обещал, в результате имущество пришло в негодность, а было в хорошем состоянии: двери, окна, пока мы просили, уговаривали, умоляли… Так со многими объектами. Кооперативам для появления нужна база, нужны склады, где складировать продукцию, свозить, перерабатывать и отправлять в магазины, – подчёркивает она.

Механизмы передачи имущества кооперативам в правительстве области не отлажены и никому неизвестны.

– В Татарстане, например, построили кооперативный рынок и передали его кооперативам в оперативное управление. Построили базы – передали. Правительство Чувашии, имея здание технического училища, вошло в кооператив сначала одним этажом, потом ещё, потом кооператив стал выкупать это здание. Теперь в здании овощехранилище. Правительство уступило им свою долю, но не вышло, правительство входит в состав правления, наблюдательного совета. У нас этого нет, кооперативы сами по себе, – обосновывает специалист. – Мы объехали почти все районы области, но сдвигов, чтобы стали уделять этому внимание – нет, – рассказывает председатель.

Необходимость отработать в законодательном порядке какое имущество, как, и в какой форме должно передаваться кооперативам, и, как в последующем органы власти будут входить в наблюдательные советы, продолжает существовать. Отметим, и другой важный факт – отсутствие механизмов «в низах».

– Сейчас сложились такие условия, что органы власти, если они хотят получать федеральные деньги, они должны провести работу на региональном уровне, а, вот,   дальше – с регионального уровня на районный, – мы не шагнули (такие же отношения должны быть выстроены). Например, там есть софинансирование 100%. 70% – центр,    25% – область и 5% – уходит на муниципалитет, а у нас пробел. Не работает поддержка  кооперативов на селе. Органы местного самоуправления опускают это, говорят, а это не наши полномочия – это минсельхоз. Получается, не умеют, и не хотят, – завершает председатель регионального некоммерческого партнёрства малого и среднего предпринимательства «Агросоюз» Раиса Гусева.

Ревизионные союзы

Отсутствие конструктивной работы наблюдается и со стороны многих председателей кооперативов. Согласно упомянутой ст. 31, п. 3 №193 ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации», каждый из них должен в обязательном порядке входить в один из  ревизионных союзов (по закону он создаётся по инициативе не менее 25 кооперативов, которые являются его учредителями – прим. ред.).

– Наша задача – ревсоюза, – рассказывает председатель «Агросоюза» Раиса  Гусева, – понимаете, как вам объяснить, у строителей есть саморегулируемая организация, которая контролирует их деятельность, так и у нас. Раньше кооперативы проверяла аудиторская организация, потом никто не проверял. Для этого создали «Агроконтроль» и «Аккор» (г. Москва) на уровне федерации – две саморегулируемые организации, которые создают ревсоюзы в регионах, – поясняет она. – Мы проверяем ведение бухгалтерского отчёта в кооперативах, ведь отчётность и бухучёт никто не ведёт. Никто даже не считает, во сколько обходится себестоимость продукции и т.д. Они по старинке работают, а когда к ним никто не лезет им ещё и лучше. Думают, что ревизоры начнут «копать». Цель та другая, первое, – это защита прав членов кооператива, чтобы руководство кооператива не обманывало членов кооператива по прибыли, по выплате дивидендов и т.д., второе, чтобы правильно велась налоговая отчётность, потому что вдруг придёт налоговая проверять и если они найдут ошибки мало не покажется, особенно, в том состоянии, в котором они сейчас. После наших ревизий кооператив сидит спокойно. Когда мы проводим ревизии, мы учим бухгалтеров кооперативов. Они постоянно с нами на связи, у них появляются вопросы, мы оказываем им консультационную помощь. Те, кто не состоит в ревсоюзе, они воспринимают нас как контролирующий орган, – объясняет председатель.

Интересно и то, что получатели грантов по федеральной программе в 2016 году (кооперативы «Наш продукт», «Загорское» и «Овощи Калининграда» – 59,9 млн руб.) прошли конкурсный  отбор, не являясь членами ревизионного союза.

– Им, правда, сказано привести это в соответствие, – уточняет Раиса Гусева. – В условиях этого не было, и в федеральных условиях потому, что – это закон, и если кооператив не является членом ревсоюза, он вообще не имеет права осуществлять хозяйственную деятельность, – пояснила она.

Отметим, что многие кооперативы не платят и членские взносы в ревизионный союз. Небольшие деньги воспринимаются лишними тратами.

– У нас есть кооператив один, они к кому только не обращался, не могли разобраться с членами кооператива, кто вышел, не могли решить вопросы пока не обратились к нам, – отмечает специалист. – Не понимают. Ревизия – не страшное мероприятие, а всё потому, что неблагополучно с уплатой налогов, неправильно показывает прибыль, начинаем влезать, это выходит наружу, все хотят уйти в тень. Но  мы пишем коротенькое, определённого содержания заключение чего нет, а сам акт делается для председателя, чтобы он устранил недостатки, и не было проблем при проверке налоговой, прокуратуры, – объяснила она.

О работе и существовании ревизионного союза вспоминают тогда, когда кооперативу нужен кредит, ведь обязательным условием для его получения в «Россельхозбанке» необходимо выполнение ст. 31, п. 3.

Преимущества

Основная задача кооператива – помочь людям «в низах» получить доход с продукции, которую они производят.

– В посёлках собрать в кучу и распространять, – беседуем мы.

– Да, потому, что мелочь, которая у нас есть ЛПХ, К(Ф)Х – их тысячи, продукция никуда не сбывается и им очень трудно в сети супермаркетов войти, сетям же не интересно заключать договора с маленькими поставщиками, а в кооперативе можно сформировать объёмы, можно и цену диктовать, объёмы регулировать и знать куда сбывать, – рассказывает Раиса Гусева. – У нас была проблема в области, картошку было некуда девать или молоко пропадает, козоводы наплодили стадо, – продолжает председатель.

img_9588

Усадьба «Лесной хуторок» в п. Разино, Гурьевского района | ЛПХ Мидянко

Процесс образования кооператива не сложный: создаётся инициативная группа – звонок в ревизионный союз – методические рекомендации – проводится собрание – готовится устав, и пакет документов подаётся на регистрацию.

– Проблема в том, чтобы он функционировал, – подчёркивает специалист, –  потому, что люди, как правило, объединились: взносы мизерные, базы материальной нет, чтобы получить льготный кредит – такой в банке есть (правда, сейчас работает   программа для вновь созданных кооперативов), там всё равно куча нюансов, которые      не дают возможность его получить: нет оборота – первое; чтобы были обороты, нужна база – второе. Без поддержки государства в залог им нечего дать, поэтому вопрос упирается в передачу имущества органами местного самоуправления, – напоминает она.

– Лучше брать грант как начинающий фермер, а потом объединяться?

– Конечно! Они закупили на грант технику: трактор, комбайн, чтобы полностью его загрузить, чтобы себя окупал, сколько нужно тысяч гектар? Получается, комбайн   загружен на 30% и это ложится на себестоимость продукции, а зачем это делать? Вы – начинающий фермер, определились, сколько вас рядом, один покупает – одно, второй – второе, третий – третье, а уже дальше объединились в кооператив, и комбайн    может работать на всех. Трактор – может косить, пахать для всех и цены тогда, соответственно, меньше. А другие вопросы: содержание ветврача на кооператив, осеменение, пока приедут, или покупаем на кооператив семена картофеля – для всех, оптом, т.е. мы имеем скидку – эти вопросы не работают, каждый покупает себе в отдельности, и каждому это обходится дороже на 30-40%, чем это было бы через кооператив, – объясняет структуру специалист.

С целью определить количество производимой продукции в кооперативе необходимо заключить договора.

– Говорим им, давайте заключим. Никто на заключение не идёт. Потому что они начинают, а «вдруг мы не вырастим». Хорошо, заключите договор на самый минимум, который обязательно вырастет – 200-300 кг картофеля, будем знать, сколько у вас есть. Сетям нужно стабильное количество продукции – постоянно, – продолжает диалог руководитель ревизионного союза.

Вторым вариантом сбыта становится создание собственного кооперативного рынка (попытка фермеров открыть свои магазины провалилась, т.к. они не смогли обеспечить должный объём и ассортимент – прим. ред.).

Единственным кооперативом в области, которые имеет долгосрочные договора с супермаркетами является СПК «Коляда» (г. Славск). Он занимается производством лучших в области колбасных изделий.

%d1%86%d1%8b%d0%bc%d0%b1%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%b9            – Я считаю, что для сельского хозяйства кооперация нужна как воздух – она необходима и для работы в самом «низу», – рассказывает председатель сельскохозяйственного потребительского кооператива «Коляда» Павел Цымбалий, – второе, при продаже, – кооперативу намного легче разговаривать с торговыми сетями, если своих магазинов нет. Для того, чтобы туда вклинится мы занимались торговлей в маленьких магазинах, а до маленьких – занимались прямыми продажами: мы ездили по предприятиями, был график посещения школ, приезжали в банки, по таможням, мы приблизительно знали, когда у людей з/п или аванс и приезжали, – делится опытом руководитель.

Кооператив «Коляда» появился в 1997 году и сегодня в него входят восемь участников – два К(Ф)Х, два ЛПХ и др. Идеей тех лет, был план объединить всех сельхозпроизводителей в районе: сложились, сделали переработку – и выпало звено «перекупщиков», но реализовать задумку не захотели.

– Мы создавались по образу и подобию обыкновенного колхоза, – продолжает Павел Иванович, – ведь кооперация та была придумана в годы становления советской власти – была очень хорошая задумка, но, к счастью, она была провалена потому, что была усечённая: если необходимо было государству зерно, оно выгребало всё, несмотря на то, что собственниками были колхозники, – погружается в историю председатель. –  Наш кооператив мы делали на пустом месте, не заполучив в его ряды ни одного сельхозтоваропроизводителя. В дальнейшем нам пришлось идти изнутри, т.е. члены кооператива становились К(Ф)Х. Теперь мы имеем возможность получать себе сырьё на переработку. У двух членов кооператива – коровы, они занимаются производством молока, а бычков, тёлочек сдают в кооператив.

Процесс объединения техники в кооперативе может привести к знакомой ситуации, когда каждому из фермеров нужны корма.

– Допустим, два фермера решили объединить свою технику, – моделирует собеседник, – если тот держит коров, и тот, и этому надо сено, и этому, а стоит плохая погода. Крутили, крутили и встали – сыро. Вышло три солнечных дня, кто из них возьмёт косилку: «Я! Мне надо!» И тут нужно идти немножко дальше…

Михаил Хованский (первый заместитель министра по сельскому хозяйству Калининградской обл. – прим. ред.) не раз говорил о задумке возродить советские механизированные МТС (машинно-тракторные станции 1928-1958 гг.)*, которые имели комплект тракторов, машин, косилок, комбайнов и могли оперативно работать между хозяйствами.

– В этом случае было бы хорошо объединить технику, т.к. хозяин уже не влияет на то, что мне надо вперёд скосить, а не соседу, – говорит собеседник.

Примечательно, что советскую модель машинно-тракторных станций, которые обслуживали и осуществляли ремонт тракторов, комбайнов, и сдавали их в аренду «колхозам» сегодня полностью скопировали и перенесли в Дании, Германии, США и др. странах. 

*в настоящее время в связи с тяжелым финансовым положением многих сельхозпредприятий, а также развитием малых фермерских хозяйств вновь возникла потребность в машинно-тракторных станциях, ряд фирм и компаний предлагают хозяйствам услуги по сезонной аренде дорогой техники.

Пайщики предприятия «Коляда» производит 4-5 тонн колбасы в сутки. 90-92% сырья  говядины приходится закупать со стороны населения, а 8% – это от членов кооператива.      На содержание «своего» поголовья необходимо одна тысяча тонн кормов в год.

– Главный инженер в кооперативе – начинающий фермер, – рассказывает Павел Цымбалий, – вместе с тем он занимается заготовкой кормов, мы с ним вступили в кооперацию. Он заготавливает, у меня поголовье – я скармливаю, то есть между собой мы решаем – это надо посеять, это  надо накосить. У него есть три трактора  и у меня один, ещё комбайн, получается близкая сцепка, всё прекрасно вписалось, – объяснил он.

Кооперация позволяет пайщикам покупать оптом семена, химические средства защиты, удобрения и мн. др.

– Можно получить практически 100% субсидии ставки рефинансирования. Например, если она 12%, а ты получил кредит у коммерческого банка под 18%, то тебе предстоит выплачивать только 6%. Выгодно? Это для сельского хозяйства, а если ты занимаешься торговлей – не получишь, – перечисляет преимущества председатель кооператива «Коляда» Павел Цымбалий.

Собеседник не забывает упомянуть и о пользе работы ревизионного союза. От председателя регионального некоммерческого партнёрства малого и среднего предпринимательства «Агросоюз» Раисы Гусева аграрий получает консультации и справочную информацию из первых рук, имеет преференции по цене на аудит и возможность принять участие в поездках в Польшу, Данию (31 августа – 2 сентября 2016 г. в рамках выставки «Агрорусь» пройдёт четвёртый всероссийский съезд кооперативов в г. Санкт-Петербурге) и др.

– Это союз организует, а поехать посмотреть многого стоит. Вот, поехали в Польшу, кто тебя впустит на предприятие – никто, а они договариваются с такими же союзами там, – говорит Цымбалий. – Приезжают и немцы, главное, – улыбается он, –  учат нас тому, что они переняли у советской системы, взяли хорошее, развили, и оно им служит, а у нас этого нет. Вот, Дания, мы ездили в 2003 году, – кооператив создан фермерами, которые производят молоко. Они обязаны его сдавать кооперативу, кооператив производит творог, сыры и продаёт – прекрасно живут! Всё! У них цепочка замкнулась от поля до прилавка, единственное, чего у них нет – магазинов своих, – рассказал славский аграрий.

Информационная работа

В период ввода антироссийских продуктовых санкций предприниматели региона заявляли, что в кооперацию их «никто не ведёт» и продавать свою продукцию удаётся лишь «с машин». Организовать и курировать тему, по их мнению, должно было региональное министерство сельского хозяйства. Однако, вопросы кооперации, прежде всего, начинаются с желания аграриев работать в команде.

– Самое главное, – подчёркивает председатель регионального некоммерческого партнёрства малого и среднего предпринимательства «Агросоюз» Раиса Гусева, –  чтобы люди доверяли друг другу. И они понимали, что они создают этот кооператив не для главы района, не для губернатора, а делают для себя. Это хорошо, что государство у нас повернулось к сельскому хозяйству, и поддерживает – начинающие, семейные фермы, кооперативы, раньше не было этого, – говорит она.

Информирование населения «в низах» является, также, одной из главных и не  исполняющихся задач местными органами власти. О необходимости вести подобные работы говорили и на первом всероссийском съезде сельских кооперативов 21-22 марта в 2013 году (г. Санкт-Петербург).

– Работа с населением не ведётся вообще, – констатирует Павел Цымбалий.

– Были такие рекомендации, чтобы в региональных минсельхозах, в управлениях по сельскому хозяйству районов, иметь специальные отделы по вопросам кооперации, специалистов, и спускаться до поселений потому, что вопросы кооперации, и, то как организованы они на местах, для сельских администраций очень важны – это источник пополнения местного бюджета, – говорит Раиса Гусева, – если кооператив работаёт и  даёт возможность заниматься людям – это отчисления в бюджет, налоги, но у нас это не работает, – знает она.

Кооперативное движение не ограничивается сельским хозяйством. Так, в Саратовской области кооперативам передают вопросы, связанные с коммунальным обеспечением: ремонт домов, квартир, крыш и т.д.

– Мы в Гусевском районе прорабатывали этот вопрос – передайте имущество, которое у вас, кооперативу, он может и огороды пахать людям, дрова возить, осуществлять ремонт водопровода, когда нет сельхозработ. МУПы никогда не получат льготные кредиты, которые может получить кооператив. Они существуют за счёт     тарифа от населения и администрация даёт. А госимущество, которое власть может передать в качестве пая кооперативу, не только сохранится, его можно увеличить! – говорит председатель «Агросоюза» Раиса Гусева.  – У нас вообще этот механизм не отлажен, когда надо имущество требуют высокую арендную плату. Но эти вопросы можно решать без денег – дайте оборудованием, дайте на срок, дайте на льготную   аренду, в оперативное управление – много форм, а потом кооперативы начнут…

Несмотря на работу агентства по управлению государственным имуществом в Калининградской области, причины «тормоза» кооперации скрываются и в головах людей.

– Фермеры должны сами дойти до того, что им нужно развиваться, – считает ведущий консультант отдела развития агропромышленного комплекса Министерства сельского хозяйства Калининградской области Елена Домантская. – Объединить их сложно, для этого много разъяснительной работы нужно провести. Загнать человека в кооператив, мы, как исполнительная власть, не можем, мы вообще не имеем права вмешиваться в их хозяйственную деятельность. Создали кооператив – мы с ними будем работать, – отметила она.

Положительные примеры развития кооперации, как утверждают специалисты, необходимо регулярно демонстрировать со страниц газет и периодических изданий. Трансляция опыта из других регионов также важна. Учиться, учиться и ещё раз учиться! И, главное, – кадры, они решают всё.

Текст, фото — Дмитрий Сабирин  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *